Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


"LEX RUSSICA" № 11 за 2018 год


Статей в номере: 15

Самый читаемый автор номера: Шахрай С. М.

Аннотация:
Статья освещает один из самых значимых вопросов советской политико- правовой истории. Выбор политической формы, который был сделан почти сразу же после победы большевиков в революции 1917 г., означал перевод страны на новый путь государ- ственного строительства. Советы стали альтернативой парламентской республике. В статье анализируются базовые принципы обеих политических систем и причины тако- го выбора. Подчеркивается наднациональный характер политического направления, так называемого «прямого действия», которое имело место не только в России, но и в ряде европейских стран. Автор отмечает определяющее влияние, которое оказывали на формирование предста- вительной системы как национальные политические традиции, так и заимствования из западноевропейских систем. В европейском историческом опыте парламентаризма новая Россия принималась в условиях отсутствия политических легальных партий. Си- стема советов принципиально отрицала «буржуазные» принципы разделения властей, используя в этих целях опыт Великой французской революции. Однако полнота власти местных советов, например, явно превышала компетенцию муниципальных европейских органов. Советы претендовали на такую же универсальность, какую имел парламент. Но в отличие от него, они располагали целой системой иерархически выстроенных местных органов. Советская демократия склонна к единогласности и недоброжелательному от- ношению к оппозиции, которая всегда в меньшинстве. Этот принцип («демократического централизма») находил подкрепление в наличии иерархической системы советов, которая представляла собой достаточно эффективный фильтр для процессов принятия реше- ний. Чрезвычайные полномочия советов особенно возрастали в обстановке гражданской войны и борьбы с интервенцией. В этих условиях процесс конституционного строитель- ства приобретал специфические черты, и сама Конституция 1918 г. стала своеобразным документом исторической эпохи.


Автор: Исаев И. А.


Рубрика:
ИСТОРИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.162-168


Читать на сайте журнала

Аннотация:
Автор опирается на неклассическую методологию, признающую социального субъекта, независимо от его положения, способным к самопознанию, саморазвитию и са- мореализации посредством права, базовые ценности которого заложены в национальной конституции. Особая роль в раскрытии смысла конституционных норм принадлежит правоприменителям, и прежде всего судьям, поэтому так важна конституционализация их правосознания. Классические подходы к правовому сознанию, основанные на рациональ- ном понимании субъекта как линейно воспринимающего правовое воздействие, не в со- стоянии объяснить механизм конституционализации. Этому может способствовать правовая теория идентичности, включающая в себя философско-правовой, теоретико- правовой и отраслевой (конституционно-правовой) аспекты. В контексте названной теории конституционализация правосознания осуществляется посредством достижения правовой, конституционной идентичности, формируемой че- рез интериоризацию внешних значений и смыслов права во внутренний мир человека, ре- зультатом чего является формирование новых свойств личности. Правовой статус составляет важную основу правового сознания и правовой идентично- сти как потенциальную возможность освоения предлагаемых правил и места, ими опреде- ляемого. Однако реальное их освоение обусловлено целевой направленностью конкретно- го субъекта, идентичность которого всегда выстраивается как положительная система представлений о самом себе. В этом смысле формирование правовой, конституционной идентичности — это сопровождающееся положительной оценкой субъекта отражение его правовых свойств в собственном сознании. В данном случае свойство понимается как то, что обеспечивает различие или общность субъекта права с другими субъектами и об- наруживается в его отношении к ним («Я — добросовестный и справедливый судья»). Для правоприменителя важным становится не формальное знание конституционных установлений, а превращение их в онтологически присущее личности качество, когда че- ловек, принимая решение, не может поступить иначе, даже в ситуации выбора, оценки профессиональным сообществом или общественным мнением, поскольку это приведет к утрате личности, потере самоуважения, риску снижения уровня профессионализма.


Автор: Исаева Н. В.


Рубрика:
КОНСТИТУЦИОННОЕ ПРАВОСОЗНАНИЕ В РОССИИ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.151-161


Читать на сайте журнала

Аннотация:
В статье рассматриваются особенности формы правления Российской Феде- рации, определяющие специфику механизма взаимодействия главы государства и органов исполнительной и законодательной власти Российской Федерации. Роль Конституции Рос- сийской Федерации в становлении механизма государственной власти трудно переоце- нить, поскольку она была призвана как решить вопросы организации власти, так и найти баланс отношений «Федерация — субъект Федерации», а также соблюдать принципы федерализма и единства системы государственной власти. Во многом именно принятие Конституции 1993 г. позволило стабилизировать общественно-политическую ситуацию в Российской Федерации. Уделено пристальное внимание специфической форме правления Российской Федерации — так называемой полупрезидентской, или смешанной, республике. Крайне занимателен статус Президента Российской Федерации, учитывая закрепленную Конституцией форму правления, поскольку личностный фактор, по мнению многих уче- ных, играет далеко не последнюю роль в государственном строительстве и в истори- ческой перспективе, особенно учитывая то, насколько Россия преобразилась на рубеже столетий. Анализ конституционных норм и уже имеющаяся практика взаимоотношений Президента РФ с законодательными органами государственной власти РФ позволяют сделать выводы о том, что настоящая Конституция РФ юридически использует при за- креплении полномочий органов государственной власти Российской Федерации «теорию рационализированного парламентаризма», предполагающую правовое конституционное закрепление ограничения роли парламента в управлении государством и господство в го- сударственном механизме в первую очередь главы государства и исполнительной власти. По мнению разработчиков данной теории, это необходимо для повышения эффективно- сти государственного управления. Рассматриваются влияние исторических традиций организации власти в российском го- сударстве и соответствующего зарубежного опыта на функционирование механизма го- сударственной власти в Российской Федерации.


Автор: Гончаров И. В.


Рубрика:
ЭВОЛЮЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.145-150


Читать на сайте журнала

Аннотация:
С момента принятия действующего Основного закона нашего государ- ства — Конституции Российской Федерации — прошло 25 лет. Совет Федерации как па- лата парламента Российской Федерации в числе других органов государственной власти и институтов конституционного права не раз испытал на себе изменения, вносимые рос- сийским законодательством. Исследование конституционной эволюции таких элементов конституционно-правового статуса Совета Федерации, как порядок формирования, его соотношение с принципом разделения властей и полномочий, позволило ответить на ряд вопросов, которые не раз ставили перед собой ученые-конституционалисты. В част- ности, каким же должен быть наиболее рациональный порядок формирования Совета Федерации, который привел бы к более эффективным результатам деятельности верх- ней палаты российского парламента? Каково должно быть соотношение ветвей власти в рамках законодательного закрепления Совета Федерации? Является ли достаточным объем полномочий верхней палаты Федерального Собрания РФ? Когда мы говорим о по- рядке формирования, то анализируем три способа формирования верхней палаты парла- мента РФ: путем выборов, путем вхождения в состав Совета Федерации по должности и путем наделения полномочиями члена верхней палаты законодательного органа РФ посредством назначения соответствующим органом государственной власти субъек- та РФ. Помимо этого, вызывает живой интерес дискуссия, разворачивающаяся вокруг во- проса относительно соотношения принципа разделения властей как по вертикали, так и по горизонтали и порядка формирования Совета Федерации Федерального Собрания РФ. Целью данного исследования можно назвать выявление положительных и отрицательных аспектов в процессе конституционной эволюции указанных элементов конституционно- правового статуса верхней палаты российского парламента для поиска того варианта, который позволил бы видеть результат работы Совета Федерации в виде качественного законодательства.


Автор: Миерхольд А. А.


Рубрика:
ЭВОЛЮЦИЯ КОНСТИТУЦИОННОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СИСТЕМЫ ОРГАНОВ ПУБЛИЧНОЙ ВЛАСТИ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.134-144


Читать на сайте журнала

Аннотация:
На фоне существования различных наименований, касающихся принципов, которые активно используются отечественной наукой международного права, термин и понятие «общепризнанные принципы и нормы международного права» стали неотъем- лемой частью российского современного правоведения в целом благодаря прежде всего положениям Конституции РФ 1993 г. В данном утверждении нет ни преувеличения, ни субъективизма, поскольку как общая теория права и государства, так и отраслевые на- уки в нашей стране «транспонируют» это понятие «на все лады», очевидно полагая, что уж с точки зрения международного права здесь все ясно и остается только проанализи- ровать отдельные характерные черты его применения во внутригосударственном пра- ве — конституционном, уголовном, гражданском, административном, трудовом и т.д. Между тем именно мировая международно-правовая наука до сих пор не смогла со всей определенностью однозначно принять рассматриваемое понятие и исчерпывающе точно установить сущность и содержание общепризнанных принципов и норм как части ука- занной системы права, соотнеся их с учетом достигнутых согласованных результатов с иными устоявшимися категориями и понятиями. Главной причиной этого выступает отсутствие безусловной подтвержденности рассматриваемого термина нормами пози- тивного права: он не зафиксирован ни в Уставе ООН, ни в резолюции ГА ООН «Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотруд- ничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций» от 24 октября 1970 г., ни в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г., хотя было бы ошибкой полагать, что оно вообще чуждо современному международному праву. Вторичным фактором, обуслов- ливающим констатируемое положение дел, служит несовпадение подходов к квалифика- ции явления «принципы международного права» со стороны отечественной и зарубежной доктрин, равно как и отсутствие единообразия внутри каждой из них. В первом разделе статья рассматривает некоторые аспекты теории государства и пра- ва и международно-правовой науки в части понятия «принцип права», пересекающиеся с другими краеугольными направлениями научного анализа, как, например, варианты кон- цептуального обоснования права вообще, принципов права, соотношения международно- го и внутригосударственного права, терминологическое разнообразие обозначений, свя- занных с понятием «принципы международного права», и др.


Автор: Ануфриева Л. П.


Рубрика:
РОССИЙСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.122-133


Читать на сайте журнала

Аннотация:
На фоне существования различных наименований, касающихся принципов, которые активно используются отечественной наукой международного права, термин и понятие «общепризнанные принципы и нормы международного права» стали неотъем- лемой частью российского современного правоведения в целом благодаря прежде всего положениям Конституции РФ 1993 г. В данном утверждении нет ни преувеличения, ни субъективизма, поскольку как общая теория права и государства, так и отраслевые на- уки в нашей стране «транспонируют» это понятие «на все лады», очевидно полагая, что уж с точки зрения международного права здесь все ясно и остается только проанализи- ровать отдельные характерные черты его применения во внутригосударственном пра- ве — конституционном, уголовном, гражданском, административном, трудовом и т.д. Между тем именно мировая международно-правовая наука до сих пор не смогла со всей определенностью однозначно принять рассматриваемое понятие и исчерпывающе точно установить сущность и содержание общепризнанных принципов и норм как части ука- занной системы права, соотнеся их с учетом достигнутых согласованных результатов с иными устоявшимися категориями и понятиями. Главной причиной этого выступает отсутствие безусловной подтвержденности рассматриваемого термина нормами пози- тивного права: он не зафиксирован ни в Уставе ООН, ни в резолюции ГА ООН «Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотруд- ничества между государствами в соответствии с Уставом Организации Объединенных Наций» от 24 октября 1970 г., ни в Заключительном акте Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе от 1 августа 1975 г., хотя было бы ошибкой полагать, что оно вообще чуждо современному международному праву. Вторичным фактором, обуслов- ливающим констатируемое положение дел, служит несовпадение подходов к квалифика- ции явления «принципы международного права» со стороны отечественной и зарубежной доктрин, равно как и отсутствие единообразия внутри каждой из них. В первом разделе статья рассматривает некоторые аспекты теории государства и пра- ва и международно-правовой науки в части понятия «принцип права», пересекающиеся с другими краеугольными направлениями научного анализа, как, например, варианты кон- цептуального обоснования права вообще, принципов права, соотношения международно- го и внутригосударственного права, терминологическое разнообразие обозначений, свя- занных с понятием «принципы международного права», и др.


Автор: Ануфриева Л. П.


Рубрика:
РОССИЙСКАЯ КОНСТИТУЦИЯ И МЕЖДУНАРОДНОЕ ПРАВО


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.122-133


Читать на сайте журнала

Аннотация:
Конституционные ценности есть человеческие ценности, признаваемые и защищаемые конституцией государства как его основного закона и одновременно сво- да ориентиров развития. Выступая в качестве «ядра» правовой системы, конституция, провозглашаемые ею ценности подчинены общему процессу развития правовой системы и одновременно служат ориентиром для развития этой системы. В системе консти- туционных ценностей прежде всего выделяется ценность самой конституции, через призму универсализации которой можно обнаружить и тенденции развития системы конституционных ценностей. В частности, очевидна тенденция на универсализацию конституционных ценностей вообще и ценности конституции в особенности. Универ- сализация — объективно обусловленный процесс их унификации ценностей посредством взаимного проникновения друг в друга национальных правовых культур, формирования наднациональных правовых и международно-правовых общностей. Основные направления универсализации ценности конституции проявляются в признании человечеством исто- рического авторитета конституции; во всеобщем восприятии ее в качестве основного закона общества и государства, «общественного договора», носителя официальной госу- дарственной идеологии, хранителя культурной идентичности государствообразующего народа; в унификации юридических признаков, порядка принятия и изменения конститу- ции с активным привлечением к этим процедурам граждан, их объединений; в выделении в качестве самостоятельного института конституционного права системы основопо- лагающих (базовых) конституционных принципов. Пределы универсализации конституци- онных ценностей коренятся в недопустимости разрушения исторической памяти народа о его культурной идентичности; менталитета и устоявшейся среды обитания народа; устоявшегося устройства общества и государства, положения народа и государства в международном сообществе, удовлетворяющих их интересам.


Автор: Невинский В. В.


Рубрика:
КОНСТИТУЦИОННАЯ АКСИОЛОГИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.106-121


Читать на сайте журнала

Аннотация:
В статье исследуется содержание понятия «авторитетность» — свойства, имманентно присущего Конституции Российской Федерации. Авторитетность определя- ется как явление общеизвестности и укорененности Конституции в сознании общества, веры в то, что она способна выстроить идеальную модель конституционно опосредован- ных отношений, отвечающую канонам должного, справедливого и единственно правово- го. Выявлены две группы параметров, определяющих авторитетность Конституции РФ. Первая группа формирует качества Конституции, которые вытекают из ее содержания (цели, принципы, положения). Вторая группа параметров имеет обеспечительный харак- тер (легитимность, международная признанность, эффективность, конституционная стабильность). Авторитетность Конституции РФ, наряду с ее содержательными ка- чествами, обусловлена уровнем политической и правовой культуры общества и, прежде всего, высших органов власти.


Автор: Дудко И. Г.


Рубрика:
КОНСТИТУЦИЯ КАК ОСНОВА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.093-105


Читать на сайте журнала

Аннотация:
В статье рассматриваются вопросы, связанные с конституционными уста- новлениями основополагающего конституционного принципа единства государственно- правовой системы, позволяющего сохранить целостность и суверенность российского государства. Обращается внимание на сохранившийся за советский период опыт конституционного закрепления федеративного устройства, на особенности современного регламентиро- вания федеративных отношений в Конституции Российской Федерации 1993 г. Автор об- ращает внимание на уникальность отечественной модели федерации, не имеющей ана- логов среди зарубежных федеративных государств. В статье подвергаются критике утверждения о целесообразности построения в России федерации, основанной исключительно на территориальных, а не национальных началах, о том, что выделение республик в качестве субъектов федерации «нерационально и опас- но», что «оптимальной формой государственного устройства для России является уни- тарная республика». Автор обосновывает идею о том, что единство в федеративном го- сударстве, с учетом его богатого исторического опыта, может быть только единством многообразия, поэтому нет необходимости конституционной реформы федерализма. Де- лается вывод, что единство полинационального, поликонфессионального федеративного государства следует укреплять не насильственными реформами, а развитием экономи- ки и, как следствие, повышением финансирования социальной сферы, учетом интересов и улучшением благосостояния людей, проживающих в различных регионах. Анализируется эволюция федеративного устройства России, современное состояние ко- торого отличается не только от устройства советского периода, но и от того феде- рализма, который складывался непосредственно до и после принятия Конституции РФ 1993 г. Обозначив современные федеративные проблемы, автор полагает, что оптими- зация конституционной модели российского федерализма нуждается в подкреплении ее законодательным установлением разумного соотношения полномочий и финансов, уче- том особенностей конкретных субъектов РФ, а также стимулированием регионов на развитие их собственных экономик. При этом задачей российского государства является сохранение этничности всех народов, населяющих Россию, сохранение политико-правовой самобытности России.


Автор: Нарутто С. В.


Рубрика:
КОНСТИТУЦИЯ КАК ОСНОВА ПРАВОВОЙ СИСТЕМЫ РОССИИ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.083-092


Читать на сайте журнала

Аннотация:
Статья посвящена анализу дискуссионных вопросов разработки синтезиро- ванной конституционно-правовой концепции взаимодействия государства и личности. Отмечается, что обозначенная задача может быть достигнута с использованием раз- личных научных областей и допускает применение методологии полидисциплинарного знания. Проанализировано изменение отражения проблемы взаимодействия государства и человека в предмете отечественного государственного права. Сделан вывод о том, что подобно тому, как не статичен и не может быть очерчен раз и навсегда предмет консти- туционного права, так и в формирующейся конституционно-правовой концепции взаимо- отношений государства и личности могут быть выделены статическая и динамическая составляющие. К первой, статической, могут быть отнесены неизменные участники взаимодействия — государство и человек (личность). Вторая же, динамическая, касается принципов, методов и форм как прямого, так и обратного взаимодействия этих субъек- тов. Ключевым элементом является понимание типологии и характера взаимоотноше- ний государства и индивида. Обозначены стадии процесса формирования современной рос- сийской конституционно-правовой концепции взаимоотношений личности и государства: формирование и модернизации. Стадия формирования названной концепции вполне со- ответствует переходному (межсистемному) состоянию российского государства и кон- ституционного права, в связи с чем она может быть охарактеризована как межтиповая. В статье затрагиваются проблемы сочетания идеи «сервисного государства» и «сильно- го государства», а также соотношения системоцентризма, персоноцентризма и солида- ризма в российской Конституции. Рассмотрены цели, конституционные принципы, формы взаимодействия государства и индивида. Высказано предложение включить в качестве самостоятельного элемента концепции конституционно-правомерное поведение взаимо- действующих субъектов. Предложены критерии такого поведения и сделаны выводы о его значимости и ценности в контексте взаимодействия государства и человека.


Автор: Титова Е. В.


Рубрика:
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И ЧЕЛОВЕКА


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.069-082


Читать на сайте журнала

Аннотация:
В статье рассматривается проблема гарантированности правового ста- туса человека и гражданина в Российской Федерации. В связи с процессом глобализации это стало всеобщей, мировой проблемой, требующей единообразного и гармоничного решения всем мировым сообществом. Важно отметить, что собственно задача все- сторонней гарантированности справедливости и независимости человека и гражданина приводит к повторному пересмотру и разбору вопроса конституциональных гарантий. Острой является проблема необходимости исследования новых аспектов и особого вы- деления роли Конституции Российской Федерации 1993 г. в гарантировании прав и свобод человека и гражданина. Особое внимание уделяется исследованию двух аспектов: системного характера гарантий прав и свобод человека и места судебных гарантий в этой системе. Показана, прежде все- го, системная связь между конституционными и государственными гарантиями, которая проявляется также в том, что самым полным образом государственные гарантии закре- плены именно в Конституции России. Подробно раскрыт содержательный аспект консти- туционных гарантий прав и свобод человека, уникальность их эффективности. Особо отмечена роль судов и судебных гарантий в Российской Федерации в возможности получения компенсации за ущерб от противоправных деяний. Благодаря конституционным гарантиям, их первичности по отношению к другим видам гарантий, в Российской Федера- ции сложилась стройная система гарантий прав и свобод человека и гражданина, которая существенно обогатила и разнообразила возможности каждого человека в этой сфере.


Автор: Чихладзе Л. Т., Осавелюк А. М.


Рубрика:
ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ГОСУДАРСТВА И ЧЕЛОВЕКА


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.063-068


Читать на сайте журнала

Аннотация:
В статье исследуются четыре режима модернизации Конституции Россий- ской Федерации: пересмотр Конституции (положений гл. 1, 2 и 9), принятие поправок к гл. 3—8, внесение изменений в ч. 1 ст. 65, касающихся состава Российской Федерации и в связи с изменением наименования субъекта РФ. Анализируются ст. 134—137 Конститу- ции, устанавливающие основы нормативных моделей режимов модернизации, высказыва- ются суждения о том, каким может быть федеральный конституционный закон о Кон- ституционном Собрании, а также о некоторых элементах конструкции этого органа, сообщается о проектах данного закона, выносившихся на голосование Государственной Думы. Автор полагает, что принятие Конституции всенародным голосованием не долж- но рассматриваться исключительно как резервный способ, который применяется, если проект не получит поддержку 2/3 членов Конституционного Собрания. Рассматриваются положения Федерального закона «О порядке принятия и вступления в силу поправок к Кон- ституции Российской Федерации», показываются ключевые разногласия при его принятии, исследуется правовое регулирование субъектами РФ порядка рассмотрения закона о по- правке, обращается внимание на недостатки федерального и регионального регулирова- ния (в частности, на то, что в законодательстве субъектов РФ установлены различные решения о большинстве, которым законодательный орган одобряет конституционную поправку), отмечаются особенности юридико-технического оформления законов о по- правках. Исследуется практика внесения проектов конституционных поправок (более 30 инициатив), их принятия, одобрения законодательными органами, а также внесения изменений в ст. 65 Конституции. Делается вывод о работоспособности действующих моделей второго — четвертого режимов модернизации, а также о том, что в услови- ях существующих политических реалий, позволяющих принимать и одобрять поправки в ускоренном порядке, жесткость правовых конструкций второго режима модернизации Конституции является номинальной.


Автор: Зенкин С. А.


Рубрика:
25-ЛЕТИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИИ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.040-062


Читать на сайте журнала

Аннотация:
По итогам 25-летнего действия Конституции РФ 1993 г. оценивается адек- ватность закрепленной в ней либерально-демократической идеи, формулируемых кон- ституционных целей и ценностей потребностям современного развития Российской Фе- дерации. Сопоставляются закрепленный в Конституции РФ «конституционный идеал» и реальность. Оценка дается сквозь призму мирового опыта конституционного разви- тия. Отмечается, что ценность и авторитет конституции подвергаются эрозии под воздействием многочисленных объективных и субъективных факторов, вследствие влия- ния которых существует значительный разрыв между закрепленным в конституции иде- алом и реальностью, а сам идеал подвергается сомнению. Последовательно рассматриваются тенденции: 1) формирования конституционной аксиологии, гуманизации и социализации конституций, расширения конституционной нравственности; 2) появления новых доктрин конституционного идеала, основанных на конституционном компромиссе в условиях кризиса либерально-демократической и других действующих доктрин конституции; 3) возникновения феномена глобального конститу- ционализма, меняющего пространственные пределы конституции, усиливающего меж- дународное вмешательство в конституционный дизайн и формирующего универсальные конституционные стандарты. На примере Российской Федерации определяются позитивные и негативные последствия трансформации государственного строя советского социалистического типа в консти- туционный строй либерально-демократического типа. В контексте оптимизации конституционного дизайна, зависимого от уровня публично- сти конституционных процедур, рассматривается проблема легитимности Конститу- ции РФ 1993 г. Предлагается считать нецелесообразным дальнейшее обсуждение проблем легитимности действующей Конституции РФ. В противном случае подвергается сомне- нию легитимность всей системы законодательства Российской Федерации, принятого на ее основе. Важно также учитывать применение форм и процедур гражданского согласия при принятии Конституции РФ, что выразилось в работе Конституционного Совещания, подписании Договора об общественном согласии и проведении всенародного референдума. Оценивая перспективы конституционного развития, автор считает, что в услови- ях современных угроз и вызовов человечеству существует объективная потребность пересмотра отдельных конституционных и иных правовых стандартов, определяемых в национальном праве и международном праве. Такое направление конституционного регулирования и конституционных исследований автор предлагает называть консти- туционной футуристикой, а доктрину, формирующую конституционный идеал будуще- го, — конституционным футуризмом. Выявление конституционного идеала базируется на исследовании уровня реализации действующей конституции, который, как представ-ляется, измеряется тремя основными показателями: конституционной конгруэнтно- стью, эффективностью и объективностью конституционных положений. Главная задача конституционной футуристики состоит в том, чтобы на основе оценки уровня реали- зации действующей конституции выявить потенциал конституционного развития, на- правленного на улучшение конституционного строя. Содержание этого потенциала в со- временный период должно быть связано, как представляется, с поиском принципиально новых стандартов жизни, выводящих на качественно иной уровень развития человеческой цивилизации. Такой подход предопределяет новое структурирование конституций и со- ответственно отрасли конституционного права, итогом чего станет преобразование конституционного права выживания в высший его тип — конституционное право жизни, основанное на конституционном идеале.


Автор: Умнова-Конюхова И. А.


Рубрика:
25-ЛЕТИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИИ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.023-039


Читать на сайте журнала

Аннотация:
В статье анализируются современное состояние, ценность и общественная значимость Конституции 1993 г., представлены точки зрения относительно ее жизне- способности с позиций необходимости реформирования Основного закона или дальней- шего раскрытия потенциала действующей Конституции России. По мнению автора, ди- намику конституционной реформы определяет степень формирования ее предпосылок. Принятие политического решения зависит от конституционной ситуации в стране, т.е. от наличия целей, условий и средств, необходимых для осуществления конституционных преобразований. В рассматриваемом контексте наиболее важными, по мнению авто- ра, являются социально-экономические, политические условия. Правовой механизм про- ведения конституционной реформы находится в стадии формирования. Характер вза- имоотношений между Президентом РФ, Федеральным Собранием, Правительством РФ, органами государственной власти субъектов РФ свидетельствует о высокой степени внутриполитической стабильности в обществе, поэтому принятие новой Конститу- ции РФ не повлечет серьезной дестабилизации общества и государства.


Автор: Лебедев В. А.


Рубрика:
25-ЛЕТИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИИ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.016-022


Читать на сайте журнала

Аннотация:
Статья посвящена анализу ряда проблем, связанных с реализацией и разви- тием конституционных моделей. В качестве характерной особенности действующей Конституции Российской Федерации подчеркивается ее роль как политико-правового ин- струмента, обеспечивающего целенаправленное управление многообразными изменения- ми, связанными со сменой политического, экономического, правового и в конечном счете — всего социального порядка. Отмечено, что набор конституционных моделей, содержащихся в Основном законе стра- ны, в своей органической совокупности представляет «план будущего» для России, дает целевые ориентиры для развития общества и государства. Специальное внимание уделе- но рассмотрению причин, влияющих на качество претворения конституционных моделей в жизнь. Ключевая из них — объективные особенности культурно-исторического контек- ста, в котором начала функционировать Конституция 1993 г. Реализация конституцион- ных целей стартовала в переходный период, когда фактически отсутствовала правовая и институциональная база, соответствующая новым конституционным установлениям, а в общественном сознании, как и в сознании элит, одновременно сосуществовали и кон- курировали старые и новые представления о желаемом будущем, о стратегии и тактике развития страны, о том, что является приемлемым и одобряемым. Сохранение таких конкурирующих представлений и соответствующих моделей желаемого будущего по- прежнему оказывает влияние на качество и полноту воплощения «конституционных на- мерений» в жизнь. В работе показано, что анализ реализации конституционных моделей настоятельно требует использования кросс-дисциплинарных подходов, поскольку любые исследования «конституционного плана» и факта, а тем более — поиск причин сложившегося поло- жения дел, с неизбежностью выходят за рамки предметной области конституционного права в сферы других общественных наук: политологии, социальной психологии, истории, экономики.


Автор: Шахрай С. М.


Рубрика:
25-ЛЕТИЕ КОНСТИТУЦИИ РОССИИ: ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.144.11.009-015


Читать на сайте журнала

Авторизация

  Информация для авторов

Уважаемые авторы!

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) прекратил сотрудничество с издательской группой Nota Bene.

Читать полностью