Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Зарубежное право

Статьи в номере 3 за 2018 год

Аннотация: Статья посвящена 20-летию принятия Уголовного кодекса КНР — второго УК в истории социалистического Китая. В ней дается характеристика Общей, Особенной и Дополнительной его частей, при этом особое внимание уделяется особенностям со- ответствующих уголовно-правовых норм, отражающим китайскую специфику уголовно- правового регулирования ответственности за совершение преступлений. Осуществлен анализ изменений и дополнений УК КНР за прошедшие 20 лет его действия, выявлены ос- новные тенденции уголовной политики Китая, нашедшие отражение в процессе совер- шенствования уголовного законодательства, показаны причины, по которым вносятся поправки в УК КНР (необходимость усиления роли уголовного права в противодействии криминальным вызовам современности; увеличения количества уголовно-правовых запре- тов, их конкретизации; гуманизации уголовного законодательства, смягчения уголовного наказания). В приложении дается извлечение из УК КНР гл. 4, интегрирующей нормы о преступлениях против прав личности и демократических прав граждан.


Автор: Лун Чанхай, Коробеев А. И., Чучаев А. И.


Рубрика: Зарубежное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.136.3.128-142


Читать статью полностью

Статьи в других номерах

Аннотация: В статье определяется природа резерваций, рассмотрены особенности пра- вовых категорий «суверенитет» и «суверенные полномочия» индейских сообществ. Для выявления сходств и отличий между резервациями и территориальными автономия- ми предлагается рассматривать автономии комплексно в трех измерениях: как принцип, форма территориальной организации сообщества и правовой режим. Предлагаемые кри- терии определения автономии используются в качестве квалификаторов конституцион- но-правовой природы резерваций. Указывается, что сфера самоуправления индейских сообществ подвержена высоким ри- скам трансформации решениями федеральных властей при минимальных ресурсах конфи- гурирования собственных правовых порядков. Проведена аналогия с подходом к моделиро- ванию конституционно-правовых статусов неинкорпорированных территорий США. В заключение сформулирован вывод о том, что конституционно-правовой статус резер- ваций может быть охарактеризован с двух позиций. С учетом институционализации налоговых и финансовых преференций, особых прав в сфе- ре природопользования для индейских племен они обладают преимуществами по сравне- нию с населением штатов и муниципалитетами в определенных сферах жизнедеятельно- сти (игорный бизнес, розничная торговля, налоги, особые права пользования природными ресурсами). Указанные индикаторы в совокупности с национально-культурной идентич- ностью и возможностью формирования законодательных, исполнительных и судебных органов сближает резервации с институтом территориальной автономии. Другим аспектом их конституционно-правового статуса является перманентное со- стояние «подвешенности» и тотальной зависимости от федеральных властей, обуслов- ленное дефективностью гарантий самостоятельности в области внутреннего само- управления. Такой подход выступает характерным признаком государственной политики по сохранению в полном объеме на уровне федерации рычагов по управлению индейцами и территориями их проживания в своем ве́дении и контролю над ними. Указанные факторы характеризуют ограниченность ресурсов племен самостоятельно конфигурировать собственный правопорядок (по сравнению со штатами), что, в свою очередь, отделяет резервации от территориальных автономий. На этой основе кон- статируется, что резервации являются самостоятельными формами внутригосудар- ственных образований, которые тем не менее обладают признаками территориальной автономии.


Автор: Ирхин И. В.


Рубрика: Зарубежное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.136.3.128-142


Читать статью полностью

Аннотация: Единая для стран ЕС конституционно-правовая доктрина сецессии отсут- ствует, хотя прослеживаются некоторые общие подходы к аргументации в научных ис- следованиях и при принятии решений конституционными судами. Право ЕС, по мнению экспертов, не разрешает, но и прямо не запрещает сецессию. Национальные конституции стран — членов ЕС не содержат положений, прямо запрещающих или разрешающих се- цессию. Национальные конституционно-правовые доктрины базируются на особенностях формулировок конституционных положений, которые сторонниками и противниками се- цессии истолковываются различным образом. Поскольку писаные конституции стран ЕС безмолвствуют по вопросам сецессии, а органы конституционного контроля склонны ис- толковывать это как безусловный запрет сецессии, в случае конфликтов создается на- пряженная ситуация. Неписаная и гибкая конституция Великобритании оказалась в этой ситуации более пригодной для решения данной сложной проблемы. Наука конституцион- ного права находится в поиске сочетания различных теорий и баланса фундаментальных принципов современного демократического конституционного государства. Эти поиски в настоящее время определяются в значительной мере выбором приоритетных ценно- стей: предпочтение принципа единства, целостности государства и принципа суверени- тета влечет отрицание права на сецессию; акцентирование внимания на правах человека и народов заставляет присмотреться к сецессии как одному из способов реализации дан- ных прав. По мнению автора, доктрина сецессии должна развиваться на стыке междуна- родного и национального конституционного права. Поиск современной доктрины по во- просам сецессии находится в начальной стадии.


Автор: Андреева Г. Н.


Рубрика: Зарубежное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.136.3.128-142


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматривается зарубежный опыт регулирования криптовалют с момента начала их повсеместного использования на примере таких стран, как Вели- кобритания, Соединенные Штаты Америки, Канада, Австралия, Украина, Япония, Китай, страны Латинской Америки. Один взгляд на карту, высвечивающую статус криптовалют в мире, показывает, что большинство стран настроены позитивно-выжидающе, как, на- пример, Венесуэла, США, Канада, Австралия, часть Евросоюза, а также такие гиганты финансово-технологической мысли, как Китай и Япония. Нейтральная позиция ряда стран (Европейский Союз во главе с Германией, страны Латинской Америки) обусловлена отсут- ствием выработанного законодательства, регулирующего криптовалютные отноше- ния. В Эквадоре, Тайланде, Вьетнаме, Исландии и Бангладеш криптовалюты запрещены. Венесуэла стала первой страной в мире, создавшей свою национальную криптовалюту — Petro. Ее стоимость обеспечена запасами природных ресурсов страны, а цена привязана к баррелю нефти. С помощью Petro венесуэльское правительство рассчитывает в обход санкций США привлечь миллиарды долларов инвестиций и преодолеть экономический кри- зис. Национальная криптовалюта Венесуэлы построена на блокчейн-платформе. Ее мож- но использовать для расчетов внутри страны и обменивать на другие криптовалюты. Соответственно, для России международный опыт в сфере регулирования криптовалют- ных отношений и определения статуса криптовалюты как таковой обусловливает ско- рейшее принятие закона о регулировании криптовалютной деятельности и возможное появление национальной криптовалюты — крипторубля.


Автор: Долгиева М. М.


Рубрика: Зарубежное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.136.3.128-142


Читать статью полностью

Аннотация: В случае учреждения обязательной медиации суд вынужден оценивать дей- ствия участников спора до и (или) в ходе медиативной сессии. Опыт США показывает, что выработка единых критериев надлежащего исполнения такой обязанности — трудная задача, судебной системе США пока не удалось ее решить. Требование о добросовестном участии (good faith participation) в медиации закреплено в законодательстве США и в ло- кальных правилах судов. Поскольку стороны принимают участие в примирительной про- цедуре не по собственной воле, данное требование призвано стимулировать их отно- ситься к ней взвешенно, исключить злоупотребления в ходе процедуры. Однако легального определения добросовестности не существует, оно не устоялось на уровне прецедентов, есть разногласия в доктрине. Судебная практика позволяет почти без оговорок признать в качестве признаков добросовестного участия наличие заблаговременно представляе- мых сторонами медиатору письменных пояснений по существу спора, явку на медиатив- ную сессию и обеспечение участия такого представителя, который имеет достаточно полномочий для обсуждения и заключения соглашения. Такие аспекты, как участие в не- скольких медиативных сессиях и продолжительность сессии, по-разному расцениваются судьями. Известны случаи, когда американские судьи квалифицировали односторонний от- каз стороны от дальнейшего участия в медиации как основание для наложения санкций. По мнению большинства правоведов, требование о добросовестном участии лишь вре- дит медиативной процедуре, так как искажаются взаимоотношения между участника- ми медиации, усиливается состязательное начало, что противоречит природе медиации; наблюдается неявное принуждение сторон к заключению соглашения; появляется воз- можность для возникновения дополнительного судебного разбирательства — об ответ- ственности за ненадлежащее поведение в ходе медиации; происходит размывание роли медиатора в связи с необходимостью оценивать действия сторон; неизбежен конфликт с принципом конфиденциальности процедуры.


Автор: Князев Д. В.


Рубрика: Зарубежное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.136.3.128-142


Читать статью полностью

Авторизация