Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Вопросы правоприменения

Статьи в номере 5 за 2017 год

Аннотация: В статье рассматриваются проблемы возмещения убытков, причиненных на- рушениями антимонопольного законодательства, в качестве способа защиты граждан- ских прав. Отмечается, что защита гражданских прав, пораженных в результате наруше- ний антимонопольного законодательства, опосредованно возможна не только в судебном, но и в административном порядке даже без участия судебных инстанций, поскольку эта защита может осуществляться в пределах компетенций ФАС России, установленных зако- нодательством. Обосновывается вывод, что антимонопольная компенсация, предлагае- мая антимонопольным органом в качестве альтернативы возмещения убытков, является сугубо восстановительной, а не карательной (штрафной) мерой ответственности, даже несмотря на то, что она применяется в ответ на нарушение антимонопольного зако- нодательства. Аргументируется, что вопрос о содержании и составе имущественных последствий нарушения антимонопольного законодательства непосредственно связан с основаниями возникновения убытков. Показано, что основным критерием применения мер гражданско-правовой защиты при нарушении антимонопольного законодательства является признак связанности факта административного правонарушения и факта су- ществования гражданско-правового отношения, в котором возникает нарушение имуще- ственных прав или основание для возмещения убытков. По этому критерию автором клас- сифицируются два вида отношений: 1) нарушение антимонопольного законодательства, непосредственно связанное с граж- данским правоотношением; 2) антимонопольное нарушение, не имеющее прямой связи с гражданским правоотноше- нием, при котором имущественный ущерб возникает косвенно (опосредовано). Подробно анализируются отдельные виды оснований возмещения убытков, в качестве которых рассматриваются злоупотребление доминирующим положением, акты недо- бросовестной конкуренции, сговор при проведении торгов. В качестве особого основания возмещения убытков исследуется нарушение запрета злоупотребления правом, имеюще- го такой же универсальный характер, и норма ст. 15 ГК РФ.


Автор: Егорова М. А.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.095-104


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматривается содержание принципа полного возмещение вреда при наступлении деликтной ответственности в сравнении с содержанием принципа пол- ного возмещения вреда, причиненного гражданину при осуществлении уголовно-процессу- альной деятельности. В этой связи исследуется судебная практика последних и прошлых лет по рассмотрению в уголовном судопроизводстве дел о возмещении имущественного вреда и компенсации морального вреда при полной и частичной реабилитации, показа- но отсутствие единства толкования состава имущественного вреда, возмещаемого по общим основаниям наступления деликтной ответственности (ст. 1064 ГК РФ) и по специальным основаниям (ст. 1070 ГК РФ и ст. 135 УПК РФ). Анализ судебной практики по данной категории судебных дел дает основания для вывода о том, что состав иму- щественного вреда, возмещаемого реабилитированному лицу, значительно у́же, нежели состав имущественного вреда, возмещаемого в деликтных обязательствах (ст. 1064 ГК РФ), показано отсутствие единства в подходе к определению размера компенсации мо- рального вреда при полной и частичной реабилитации; раскрываются понятия «объем» и «размер» возмещаемого вреда как разные правовые категории; обосновывается приме- нение понятий «объем возмещения» и «размер возмещения». Обобщение исследованной судебной практики последних лет и следственно-судебной практики прошлых лет по рассмотрению в уголовном судопроизводстве дел о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вреда дает основание полагать, что на практике принцип пол- ного возмещения вреда, причиненного в сфере уголовного судопроизводства, не осущест- вляется. Анализ действующего уголовно-процессуального и гражданско-процессуального законодательства о возмещении имущественного вреда, компенсации морального вре- да, восстановлении трудовых, жилищных, пенсионных и иных прав реабилитированного гражданина свидетельствует о раздвоенности существующего порядка восстановления имущественных и личных неимущественных прав данной категории граждан; предлага- ются пути совершенствования действующего порядка возмещения причиненного вреда и восстановления нарушенных прав реабилитированного. Предлагается единый судебный исковой порядок.


Автор: Острикова Л. К.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.105-115


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматривается влияние общеправового принципа соразмерно- сти ответственности на применение судами ст. 333 ГК РФ. Учитывая неопределенность употребляемых законодателем в ст. 333 ГК РФ понятий, их оценочный характер, особое внимание уделяется анализу разъяснений Верховного Суда РФ и судебной практики по во- просу явной несоразмерности подлежащей уплате неустойки последствиям нарушения обязательств. В частности, анализируются основания снижения подлежащей уплате неустойки, критерии установления явной несоразмерности неустойки последствиям на- рушения обязательства. Авторами делается вывод, что мера защиты — уменьшение неустойки — может при- меняться в ряде случаев при отсутствии убытков на стороне кредитора. В статье определяется соотношение ст. 333 и 10 ГК РФ, позволяющей реализовывать идею соразмерности гражданско-правовой ответственности на основе принципиального положения — недопустимости злоупотребления правом; выявляются случаи возможного снижения размера неустойки исключительно на основании ст. 10 ГК РФ. На основании анализа принципа соразмерности ответственности выделяются пределы снижения размера подлежащей уплате неустойки. Авторы приходят к выводу, что ст. 333 ГК РФ направлена на реализацию общеправового принципа пропорциональности и соразмерности ответственности, что позволяет по- ставить вопрос о ее соотношении с публичным порядком. Понятие публичного порядка характеризуется авторами как оценочное и во многом юридико-политическое, формаль- но не имеющее определенного содержания, а следовательно, достаточно сложное для единообразного толкования. Анализируя соотношение понятий «публичный порядок» и «основополагающие принципы», авторы делают вывод, что основополагающие прин- ципы права образуют основу публичного правопорядка. Данный вывод подтверждается положениями судебной практики. В статье ставится вопрос о том, может ли необоснованное применение или непримене- ние судом ст. 333 ГК РФ в случае явной несоразмерности неустойки последствиям нару- шения обязательства рассматриваться как нарушение публичного порядка. Отмечается отсутствие единообразной судебной практики по данному вопросу.


Автор: Слесарев В. Л., Кравец В. Д.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.116-125


Читать статью полностью

Аннотация: Наследственная масса, в которую входят корпоративные права, ценные бу- маги, предприятия, интеллектуальные права, недвижимое имущество, зачастую требу- ет введения доверительного управления на срок до вступления наследников в наследство. Нормы о доверительном управлении наследственным имуществом отсылают правопри- менителя к общим положениям гл. 53 ГК РФ, рассчитанным в первую очередь на предпри- нимательские отношения. Однако специфика природы доверительного управления в силу закона не позволяет применить к нему общие положения об ответственности учредите- ля управления и управляющего, что приводит к незащищенности участников отношений доверительного управления наследственным имуществом предпринимателя. В силу при- роды договора доверительного управления имуществом наследственной массой нотари- ус как учредитель не должен и не может отвечать всем своим имущество по долгам, возникшим в связи с исполнением доверительным управляющим своих обязанностей по договору доверительного управления. В то же время на практике сложно будет найти гражданина, согласного осуществлять доверительное управление чужим имуществом в течение нескольких месяцев, при условии, что он, зачастую не являясь профессионалом, несет неограниченную ответственность по долгам из договора доверительного управ- ления перед третьими лицами и выгодоприобретателями. Отсутствие прямого закре- пления в законодательстве возможностей возложить риски несения потерь на само наследственное имущество, а также предоставление выгодоприобретателям только права требования в отношении доверительного управляющего и возможности предло- жить, а иногда и настоять на кандидатуре доверительного управляющего, исключает возможность эффективно осуществлять управление наследством. Нерациональные ре- шения, заложенные в законодательное регулирование правил об ответственности по обязательствам доверительного управляющего, возникшим при управлении имуществом, не позволяют прямо и надежно защитить интересы выгодоприобретателей и обеспе- чить защиту имущественной сферы нотариуса. На наш взгляд, назрела необходимость привести нормы закона в соответствие с фактическими обстоятельствами судебной и нотариальной практики, чтобы надежно защитить интересы выгодоприобретателей и обеспечить защиту имущественной сферы нотариуса.


Автор: Харитонова Ю. С.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Статьи в других номерах

Аннотация: Статья посвящена вопросу текущего отражения в российском уголовном пра- ве специфической концепции международного гуманитарного права — командной ответ- ственности. Появление такой специфической уголовно-правовой конструкции обусловлено необходимостью привлечь к ответственности командиров (начальников; независимо от гражданского или военного статуса) за попустительство совершению преступления. Они в силу своего положения по отношению к подчиненным, очевидно, имеют возможность пре- пятствовать совершению ими преступлений. Соответственно, непринятие ими должных мер по такому воспрепятствованию, которое прямо или косвенно может даже стимулиро- вать подчиненных пойти на нарушение норм международного гуманитарного права, долж- но быть наказуемо. Автор обращается к истории этой конструкции в международном гу- манитарном праве и анализирует допустимость прямого действия норм международного гуманитарного права в этой части. Делается вывод, что привлечение командира к ответ- ственности по российскому уголовному закону возможно только после установления (или выявления) в нем соответствующей нормы, полностью выполняющей соответствующую обязанность, принятую на себя Россией, т.е. в рассматриваемом контексте — кримина- лизирующей в объеме, предполагаемом международным гуманитарным правом, соответ- ствующее деяние командира. Далее автор переходит к вопросу имплементации соот- ветствующих норм в русском и советском законодательстве и затем обращается к УК РФ 1996 г. Делается вывод, что полной схемы такой ответственности в действующем УК нет, поскольку ни Общая часть в части соучастия, ни Особенная часть в связи с отдельны- ми составами не предусматривает уголовной ответственности командиров. Невозможно обосновать ответственность командира через институт соучастия. Неприменима ст. 42 УК РФ об исполнении приказа или распоряжения как обстоятельстве, исключающем пре- ступность деяния. Статьи 286, 293, 316 и 356 УК РФ также не охватывают всего спектра ситуаций, связанных с ответственностью командира. Вместе с тем имеются сложные уголовные дела, в которых уголовная ответственность могла бы быть надлежащим об- разом обоснована только с использованием концепции командной ответственности.


Автор: Есаков Г. А.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: Совокупность актов, принимаемых в апелляционной, кассационной и надзор- ной инстанциях, представляет собой: 1) определения суда, обеспечивающие движение дела (определения промежуточного характера; определения переходного характера); 2) итого- вый акт суда проверочной инстанции (по результатам рассмотрения жалобы с делом) и заключительные определения, завершающие процесс без рассмотрения дела по существу. В статье отмечается нарушение правил инстанционной самостоятельности судебных актов, что, в частности, отражается и в терминологии, используемой для обозначения актов суда. Определения переходного характера выступают необходимой предпосылкой для изменения (в установленных законом случаях) характера деятельности суда провероч- ной инстанции и вынесения итоговых актов в соответствующей инстанции. Определения апелляционного суда о переходе к рассмотрению по правилам суда первой инстанции не разрешили всех проблем, в свое время обозначенных Конституционным Судом РФ: наруше- ние правил подсудности, нарушение принципов равенства и равноправия сторон. Закон был изменен только в части, касающейся вопроса подсудности, остальные проблемы остались не решенными, более того, сам Конституционный Суд РФ не настаивает на полной реали- зации своих решений. Определения, выносимые судами кассационной и надзорной инстан- ций, о передаче дела с жалобой на рассмотрение в судебном заседании соответствующего суда, не имеют точного ориентира по основаниям вынесения подобных определений. Судья, осуществляющий фильтрацию жалоб, действует по усмотрению, рамки которого зако- ном не установлены, для судьи в этом вопросе возможна лишь ориентация на основания, влекущие отмену решения. Итоговые судебные акты судов проверочных инстанций необ- ходимо не только постановить, но также огласить, ознакомить с ними лиц, участвующих в деле, направив им копии принятых актов, и разъяснить возможность/невозможность дальнейшего обжалования и порядок обжалования. В этой части законодательство не конкретно, что влечет нарушение прав участников на информацию о движении дела и на информацию о собственных правах в отношении дальнейших действий. Работа посвящена исследованию таких проблем, как спорность вопроса о переходе апел- ляционного суда к рассмотрению дела по правилам суда первой инстанции; разное пра- вовое регулирование в процессуальных кодексах вопроса о возможности направить дело в суд первой инстанции; отсутствие критериев для усмотрения судьи (критериев прием- лемости жалобы), осуществляющего фильтрацию кассационных и надзорных жалоб; не- достаточное внимание к итоговым процедурам ознакомления с судебным актом и к разъ- яснению возможности и порядка дальнейшего обжалования.


Автор: Терехова Л. А.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В настоящей статье автор анализирует проблемы, связанные с имеющи- мися на сегодняшний день разногласиями между Европейским Судом по правам человека и Конституционным Судом РФ в вопросах толкования норм, касающихся защиты прав и свобод граждан России. Рассматриваются сформировавшиеся в отечественной и за- рубежной науке и практике позиции по вопросу о возможности применения решений ЕСПЧ на территории России в контексте обеспечения государственного суверените- та, защиты основ конституционного строя (в условиях противоречия между такими решениями и национальной Конституцией). Автором приводятся примеры, в каких ев- ропейских странах и как решаются вопросы, когда решение ЕСПЧ противоречит консти- туционным положениям их стран. В статье дается оценка правовой позиции Конститу- ционного Суда РФ по вопросу соотношения решений ЕСПЧ и Конституции России, а также закона, наделившего Конституционный Суд РФ правом принимать решения относитель- но возможности или невозможности исполнения постановлений ЕСПЧ на территории России. Отмечается, что данный Федеральный закон неоднозначно воспринят учеными внутри страны и за рубежом. Отдельные ученые и адвокаты положительно восприняли принятие данного Закона в контексте того, что Россия остается под юрисдикцией ЕСПЧ и его решения остаются обязательными для его исполнения. Подробно анализируется решение Конституционного Суда РФ по принятому ЕСПЧ постановлению по делу «Анчу- гов и Гладков против России», изложены мнения ряда известных ученых, поддерживаю- щих решение Конституционного Суда РФ, а также критикующих его правовые позиции по этому делу. Автор приходит к выводу о необходимости соблюдения баланса между общеевропейскими ценностями, выраженными в позициях ЕСПЧ, и традиционными ценно- стями российского общества и государства, выраженными в Конституции РФ. В статье предлагаются отдельные пути преодоления возникающих между межгосударственным органом судебной защиты прав человека и высшим органом конституционного контроля разногласий, в том числе через совершенствование законодательной базы реализации решений ЕСПЧ в России, а также применение разных механизмов корректировки текста Основного закона страны.


Автор: Будаев К. А.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: Статья посвящена проблемам учета судами общих начал назначения нака- зания и их отражению в приговорах судов при мотивировке меры наказания. Обращает- ся внимание на то, что в теории уголовного права вопрос об общих началах назначения наказания является дискуссионным, а разъяснения по поводу их учета в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ являются слишком краткими и не лишены противоречий. Во многом именно поэтому проведенное автором изучение приговоров, вынесенных район- ными судами г. Омска и Омской области, выявило ошибки при учете судьями общих начал назначения наказания. Анализ практики назначения судами наказания в пределах санкций норм Особенной части УК РФ свидетельствует, что в абсолютном большинстве случаев назначаемое судами наказание в виде лишения свободы и в виде штрафа минимальное или ближе к середине санкции. Эта же тенденция сохраняется и в отношении преступлений, за которые законодателем было усилено наказание. Автор не согласен с позицией Пле- нума Верховного Суда РФ от 22.12.2015 № 58 «О практике назначения судами Российской Федерации уголовного наказания» по вопросу о критериях, определяющих характер и сте- пень общественной опасности преступления. Обосновывается мнение, что характер об- щественной опасности преступления зависит от объекта посягательства, характера преступных последствий и формы вины, а степень общественной опасности — от раз- мера вреда или тяжести наступивших последствий, способа преступления, роли подсуди- мого при совершении преступления в соучастии, вида умысла и неосторожности, мотива преступления, степени осуществления преступного намерения. Наиболее важными для всесторонней характеристики личности виновного являются: социально-демографиче- ские данные; нравственно-психологическая характеристика; психофизиологические дан- ные; правовой статус личности. Обосновывается введение в УК РФ ст. 60.1 «Назначение наказания с учетом характера и степени общественной опасности преступления» и 60.2 «Назначение наказания с учетом личности виновного». В целях наиболее полного учета судами смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств при выборе меры наказания в УК РФ должны быть закреплены специальные правила назначения наказания при наличии всех смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств.


Автор: Непомнящая Т. В.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье представлен общий анализ действующего отечественного граж- данско-правового механизма защиты деловой репутации граждан и организаций. Выделе- ны элементы состава наиболее распространенного и выразительного правонарушения, ведущего к умалению деловой репутации субъектов гражданских правоотношений — диффамации (распространения не соответствующих действительности сведений, порочащих честь, достоинство или деловую репутацию субъекта защиты); проведена содержательная характеристика каждого определенного элемента. Дана критическая оценка взглядов цивилистов на компоненты состава обозначенного правонарушения. Обоснованно вычленены элементы составов двух смежных с диффамацией правонару- шений — по авторской терминологии — дезинформации и дискредитации (первый при- сутствует в действующем российском законодательстве, второй предлагается ввести в позитивное право). При отведении диффамации особого места в ряду правонарушений, наносящих вред деловой репутации физических и юридических лиц, указаны иные возмож- ные способы умаления данного нематериального блага, подчеркнута их многовариант- ность. Статья содержит обзорную характеристику системы существующих граждан- ско-правовых способов защиты деловой репутации граждан и организаций, критически рассмотрены сформулированные в юридической литературе критерии и способы их клас- сификации. Предложено авторское подразделение специальных способов защиты деловой репутации на первичные и производные — в зависимости от того, что является их глав- ной целью: реабилитационные манипуляции с самой пострадавшей деловой репутацией или устранение вызванных ее умалением негативных явлений в деятельности субъекта защиты. Сформулированная в работе классификация направлена на усиление контроля за результативностью использования соответствующих защитных инструментов. Авторами высказано положительное отношение к компенсации нематериального вреда юридическим лицам как к перспективному гражданско-правовому способу защиты дело- вой репутации. Проанализирована проблема принятия мер по обеспечению исков, связан- ных с защитой деловой репутации граждан и организаций, в виде запрета дальнейшего распространения спорных сведений о заявителе. Сделан акцент на важности соблюдения баланса конституционных принципов свободы мысли, слова и массовой информации —с одной стороны, и неприкосновенности частной жизни, защиты чести и доброго име- ни — с другой.


Автор: Невзгодина Е. Л., Парыгина Н. Н.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье на основе анализа судебной практики раскрываются условия от- ветственности мажоритарного акционера за ненадлежащее определение выкупной цены акций в рамках процедуры принудительного выкупа акций (ст. 84.8 Закона об акционерных обществах). Суды рассматривают убытки, подлежащие возмещению миноритарному ак- ционеру в случае занижения выкупной цены акций, исключительно в качестве меры ответ- ственности, в связи с чем при рассмотрении дела установлению подлежат следующие юридически значимые обстоятельства: противоправность действий мажоритарного акционера, наличие убытков, причинно-следственная связь между допущенными мажори- тарным акционером нарушениями и убытками миноритарных акционеров, вина мажори- тарного акционера. В статье рассматриваются особенности установления данных об- стоятельств, анализируется современная правоприменительная практика. Особое внимание обращается на необходимость учитывать презумпцию добросовест- ности поведения участников гражданских правоотношений при установлении противо- правности действий мажоритарного акционера. В связи с этим авторы ставят вопрос о квалификации поведения мажоритарного акционера в ситуации, когда он определил вы- купную цену акций в точном соответствии с действующим законодательством, но на основании отчета, в котором оценщиком были допущены существенные нарушения. В статье рассматривается вопрос о возможности привлечения мажоритарного акционе- ра к ответственности за нарушения, допущенные третьим лицом — оценщиком. Авторы анализируют судебную практику по вопросу установления причинно-следствен- ной связи и предпринимают попытку объяснить выявленные в ней противоречия. По мнению авторов, ответственность мажоритарного акционера требует наличия вины, а к рассматриваемым в работе отношениям подлежат применению общие поло- жения Гражданского кодекса РФ, в частности, ст. 401 и 10. В работе сформулирован ряд положений судебной практики, связанных с исследованием отчета оценщика, на основании которого мажоритарным акционером производился вы- куп ценных бумаг.Авторами анализируются наиболее часто используемые способы доказывания занижения выкупной цены акций, а также недобросовестности мажоритарного акционера в рамках процедуры принудительного выкупа акций.


Автор: Артёменков С. В., Кравец В. Д.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматривается правовая природа судебного решения по делам об оспаривании нормативных правовых актов, его особенности по сравнению с решения- ми суда по другим категориям дел. Данное решение является актом обязательного офи- циального нормативного толкования и в таком качестве рассматривается и как право- применительный акт и, в определенных случаях, как акт правотворчества. Выявленная правовая природа судебного решения позволяет очертить пределы его законной силы: распространить ее на мотивы суда, а также в отношении производных или повторных нормативных правовых актов; констатировать, что субъективные пределы законной силы решения суда по делам об оспаривании нормативных правовых актов охватывают круг лиц, отношения с участием которых урегулированы оспоренным нормативным пра- вовым актом.


Автор: Немцева В. Б.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье автор анализирует применяемые в исполнительном производстве ограничения прав должника (исполнительные действия) с точки зрения признаков юриди- ческой ответственности. На примере ограничения права выезда за рубеж, на использо- вание специальных прав, а также размещения информации о должнике в общедоступном реестре исполнительных производств, делается вывод о том, что в исполнительном производстве, помимо мер, признанных законодателем и правовой доктриной мерами от- ветственности, существует ряд мер принуждения, которые формально не признаются мерами ответственности, однако, исходя из ряда признаков ответственности, практи- ки их применения могут быть признаны таковыми. Соответствующие меры представля- ют собой меры косвенного принуждения, т.е. направлены на понуждение самого должника исполнить требование исполнительного документа. Указанное не должно влечь за собой снижение уровня правовых гарантий для должника как адресата таких мер.


Автор: Гальперин М. Л.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: Исследуется проблема научного содержания юридического знания с матери- алистических позиций. Следуя концепции Н. П. Яблокова о единой природе познания и до- казывания, исследуются факторы развития теории судебной экспертизы на современном этапе, определяющие научно-практический диапазон познавательного аспекта в экс- пертной деятельности. С точки зрения самой сути поисково-познавательной деятельности субъектов доказы- вания выявляется общая методологическая платформа экспертной деятельности: су- дебно-экспертная эпистемология и судебно-экспертная гносеология. На основе этого анализируется система научного судебно-экспертного знания, включающая в себя позна- вательные процедуры, связанные, с одной стороны, с исследованием предмета судебно- искусствоведческой экспертизы, а с другой — с критическим анализом и оценкой резуль- татов экспертизы с точки зрения их объективности. Доказывается, что судебно-экспертная эпистемология, имея междисциплинарный харак- тер, ассимилирует новые научные результаты по нескольким направлениям, в том числе и искусствоведения; вбирает в себя и перерабатывает как проблематичные, эмпирически обусловленные знания, так и достоверные знания. Приводится периодизация развития судебной экспертизы как отдельной отрасли знания. Отмечается, что в первом периоде была актуальна судебно-экспертная эпистемология, которая была необходима для становления отдельной отрасли юридического знания. Судебно-экспертная эпистемология была направлена на формирование достоверности результатов экспертизы. В этой связи исследуется система процессуальных отношений субъектов экспертной деятельности, которая находит подтверждение в ст. 17, 37, 57, 58, 74, 80, 84, 87, 88, 282 УПК РФ. Во второй фазе развития (1990-е гг. — начало ХХI в.) актуализируются «неклассические проблемы» в развитии судебно-экспертной деятельности. В ситуации развития инте- грации специальных знаний в судопроизводстве все бо́льшую актуальность приобретает неклассическая концепция, в которой усиливаются неоэпистемологические1 тенденции. Выявленные аспекты научного знания образуют систему судебно-экспертного знания в контексте судебно-искусствоведческой экспертизы.


Автор: Бондаренко Л. К.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: Организация противодействия коррупции представляет собой взаимосвя- занный и взаимообусловленный комплекс мероприятий правовой, социальной, организа- ционной и иной направленности, охватывающий разнообразные сферы деятельности субъектов антикоррупционных отношений и имеющий своей целью создание необходимых условий для эффективного противодействия коррупции. Важнейшее значение в организа- ции противодействия коррупции отводится особым коллегиальным органам, обладающим исключительной компетенцией по вопросам противодействия коррупции: установление факта наличия (отсутствия) конфликта интересов, нарушения требований к служебно- му (должностному) положению государственного (муниципального) служащего, принятие решения о возможности преодоления ограничения на занятие трудовой деятельностью, лицом, уволенным с государственной (муниципальной) службы, и др. Специфика правового положения различных категорий субъектов антикоррупционных отношений (государственные гражданские служащие, муниципальные служащие, работ- ники), а также особенности местных условий предопределили наличие дифференциации таких коллегиальных органов. Автор, выделяя позитивные моменты правового регулиро- вания деятельности коллегиальных органов по рассмотрению вопросов противодействия коррупции посредством анализа и сравнения их полномочий, приходит и к выводу о нали- чии существенных недостатков в регламентации указанных отношений, негативно влия- ющих как на эффективность проводимых антикоррупционных мероприятий, так и на объ- ективность и непредвзятость принимаемых такими коллегиальными органами решений. В статье акцентируется внимание на различия в компетенции коллегиальных органов по вопросам противодействия коррупции и процедуре принятия ими решений, обусловли- ваемые как особенностями правового статуса подконтрольных субъектов антикорруп- ционных отношений, так и необоснованным распределением полномочий между членами указанного коллегиального органа. Предлагаются пути совершенствования законода- тельства о противодействии коррупции.


Автор: Зайков Д. Е.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье через призму истории, теории и правоприменительной практики становления, развития и функционирования института понятых в российском административно-юрисдикционном процессе предпринята попытка определить роль и место понятых в общей системе субъектов (участников) административных производств юрисдикционного типа с точки зрения их функционального назначения, а также потенциальной способности и реальной возможности понятых как участников того или иного конкретного производства повлиять на решение задач административно-юрисдикционного процесса. На примере института понятых констатируется, что развитие и совершенствование административно-юрисдикционного процесса, к сожалению, по-прежнему нередко идет в фарватере своего «старшего брата» — процесса уголовного. Высказывается целый ряд предложений по совершенствованию как действующей нормативной модели института понятых в административно-юрисдикционном процессе, так и правоприменительной практики с участием понятых. Обосновывается тезис о том, что любое указанное совершенствование является лишь полумерой и что институт понятых без какого-либо ущерба для решения стоящих перед любым административно-юрисдикционным производством задач следует вообще упразднить как давно утративший свою процессуальную роль и функциональное назначение.


Автор: Тимошенко И.В.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье анализируются актуальные вопросы исполнения решений Евро- пейского Суда по правам человека (ЕСПЧ) при пересмотре уголовных дел по новым об- стоятельствам. Приводятся обзор процессуальных моделей данной формы пересмотра окончательных судебных актов в зарубежных правовых системах, а также авторская классификация условий такого пересмотра в уголовном судопроизводстве РФ, выделя- ющая содержательные и формальные условия отмены или изменения вступивших в за- конную силу судебных решений. Исследуется феномен правовых позиций ЕСПЧ в качестве особой разновидности новых обстоятельств для пересмотра промежуточных и оконча- тельных судебных решений в российской юрисдикции, на основе анализа практики Верхов- ного Суда РФ выделяются проблемы эффективного исполнения решений ЕСПЧ при пересмо- тре дел по новым обстоятельствам, включая эффект «нуллификации правовых позиций» ЕСПЧ со стороны российских судебных инстанций. Причина данного явления может заклю- чаться как в отсутствии качественных переводов решений ЕСПЧ, так и в искаженном понимании отечественным правоприменителем сути доктрины «margin of appreciation», предоставляющей ему известную свободу усмотрения при оценке применимых способов исполнения решений ЕСПЧ. Предлагаются изменения закона, направленные на совершен- ствование процессуальной практики применения решений ЕСПЧ в российском уголовном судопроизводстве, в том числе за счет внедрения положений, создающих правовую основу для участия заинтересованных лиц в процедуре рассмотрения Президиумом Верховного Суда РФ вопроса о необходимости пересмотра приговора.


Автор: Осипов А. Л.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: Статья посвящена изучению проблем применения нормы уголовного закона, предусматривающей ответственность за уклонение от административного надзора. Проведен анализ законодательной конструкции ст. 314.1 УК РФ, выявлены недостатки, связанные с различным толкованием термина «сопряженность» применительно к данной статье. Проанализированы разъяснения Пленума Верховного Суда РФ по вопросам применения нормы об ответственности за уклонение от административного надзора. Продемонстрированы проблемы, возникающие в процессе реализации деятельности по административному надзору и установлению в действиях поднадзорных лиц признаков преступления, предусмотренного ст. 314.1 УК РФ. В частности, поставлены вопросы, связанные с необходимостью нахождения поднадзорного лица по месту жительства или месту пребывания, в связи с чем акцентировано внимание на возможности трудоустройства поднадзорного в ином населенном пункте. На примере Иркутской области проанализированы данные о трудоустройстве поднадзорных лиц. Раскрыто содержание такого оценочного признака, как уважительные причины. Определены критерии «самовольности» оставления поднадзорным места жительства или места пребывания. Отдельное внимание уделено субъективной стороне, в которой обязательным признаком выступает цель уклонения. Исследованы особенности судебной практики применения нормы об ответственности за уклонение от административного надзора. Выработаны рекомендации по совершенствованию законодательства в данной сфере, предложена авторская редакция статьи. Предложены разъяснения, касающиеся толкования таких терминов, как неоднократность, многократность, злостность, сопряженность. Затронуты вопросы отграничения административного надзора как меры постпенитенциарного воздействия от такого вида наказания, как ограничение свободы. Приведены аргументы в пользу равноправного существования двух указанных институтов. Опровергнута позиция о двойном вменении в случае постановки лица, отбывшего наказание, под административный надзор. Обращено внимание на время, с которого поднадзорное лицо считается совершившим то или иное административное правонарушение. Изучены особенности квалификации уклонения от административного надзора как преступления преюдиционного характера. Выработаны рекомендации по применению исследуемой нормы, в том числе в авторской редакции.


Автор: Бархатова Е. Н.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются генезис, эволюция и состояние уголовно-правового регулирования ответственности за незаконное вооруженное формирование (ст. 208 УК РФ). В связи с увеличением количества незаконных вооруженных формирований в Чечне и активизацией их противостояния федеральной власти в 1995 г. УК РСФСР 1960 г. был дополнен ст. 77.2, установившей ответственность за создание и участие в незаконном вооруженном формировании, не предусмотренном федеральным законом. Обосновывается утверждение, что незаконное вооруженное формирование представляет собой разновидность организованной группы, рассматриваются разные точки зрения, приводятся аргументы, подтверждающие, что незаконное вооруженное формирование нельзя относить к разновидности преступного сообщества. Изменения в уголовном законодательстве после принятия Федерального закона от 02.11.2013 № 302‑ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», судебная практика по конкретным делам в связи с применением ст. 208 УК РФ, а также разъяснения Пленума Верховного Суда РФ, изложенные в постановлении от 09.02.2012 № 1 «О некоторых вопросах судебной практики по уголовным делам о преступлениях террористической направленности», приводят к выводам о сомнительности не только правильности применения, но и обоснованности существования ст. 208 УК РФ; о необходимости декриминализации рассматриваемого преступления, а также деяний, предусмотренных ст. 209, 210, 205.4, 205.5 УК РФ и др.; о введении в гл. 10 УК РФ дополнительной статьи, предусматривающей правило об обязательном усилении наказания при совершении преступления групповым способом, подобное изложенному в ст. 68 УК РФ.


Автор: Грачева Ю. В.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: Автор исследует юридические аспекты сохранения режима банковской тайны при предоставлении услуг аутсорсинга информационной безопасности. В статье делается вывод, что сведения, относящиеся к банковской тайне, могут быть переданы третьему лицу, в том числе лицу, оказывающему услуги аутсорсинга информационной безопасности, при условии, что кредитная организация сохраняет контроль за соответствующей инфраструктурой поставщика, и у провайдера аутсорсинговых услуг отсутствует возможность доступа к соответствующим сведениям. Автором проанализированы нормы российских законов о банковской и коммерческой тайне — о банках и банковской деятельности, о национальной платежной системе, о коммерческой тайне и др., а также положения Стандарта Банка России СТО БР ИББС-1.4-2018, посвященного вопросам управления риском нарушения информационной безопасности при аутсорсинге. В процессе исследования установлено, что Стандарт СТО БР ИББС-1.4-2018 де-факто позволяет передавать на аутсорсинг поставщикам услуг (т.е. третьим лицам) информацию, относящуюся к банковской тайне, что противоречит действующему законодательству. Для устранения противоречий в российские законы необходимо внести соответствующие изменения.


Автор: Канашевский В. А.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются ключевые моменты и выделяются основные тенденции уголовно-процессуального регулирования предварительной проверки сообщений о преступлении как наиболее содержательного и длительного этапа стадии возбуждения уголовного дела. Такими тенденциями являются расширение временны́х границ и круга способов указанной проверки, а также сферы действия в стадии возбуждения уголовного дела принципа охраны прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11 УПК РФ). Автором отслеживается хронология и анализируется динамика развития законодательной регламентации в действующем УПК РФ способов и сроков проведения предварительной проверки, а также правового положения ее участников. На данной основе в статье формулируются предложения по совершенствованию нормативного регулирования общественных отношений в указанной области, прежде всего посредством внесения изменений и дополнений в ст. 144 УПК РФ. При этом автор считает в принципе допустимым производство в стадии возбуждения уголовного дела любых процессуальных, в том числе и следственных, действий при условии установления в УПК РФ: 1) надлежащей законодательной регламентации порядка производства соответствующих действий; 2) разумных сроков их производства; 3) запрета на применение процессуального принуждения в отношении граждан, а также руководителей и представителей негосударственных структур, вовлекаемых в проведение предварительной проверки; 4) надежных процессуальных гарантий обеспечения прав и законных интересов участников указанной проверки.


Автор:  Мартыненко С. Б.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Свириденко О. М.

Правовое регулирование ответственности арбитражного управляющего


Опубликовано в номере 8 за 2018 год

Аннотация: В статье рассматриваются основные виды ответственности арбитраж- ного управляющего за недобросовестное исполнение возложенных на него законом и судом обязанностей. Анализируются действующее законодательство и правовые позиции, ис- пользуемые в практике арбитражных судов.


Автор: Правовое регулирование ответственности арбитражного управляющего


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье идет речь о важной форме административно-правового регули- рования общественных отношений — административных процедурах. Анализируются нормативные правовые источники, которые регулируют материальные и процессуаль- ные аспекты административных процедур. В частности, рассмотрен Федеральный закон 2010 г. «Об организации предоставления государственных и муниципальных услуг». На конкретных примерах предоставления квот на добычу охотничьих ресурсов и регулиро- вания тарифов на энергетические ресурсы показаны проблемы разработки и исполнения административных регламентов в предпринимательской деятельности. В статье дока- зано, что неясность, заложенная на уровне федерального и регионального законодатель- ства, негативно влияет на деятельность правоприменителя, правильное понимание им своих функций и границ полномочий. В качестве примеров оспаривания принимаемых нор- мативных правовых актов приведены решения судов Российской Федерации.


Автор: Старостин С. А.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Аннотация: Статья посвящена характеристике нового вида гражданско-правовой от- ветственности — преддоговорной ответственности. Классическое деление ответ- ственности в зависимости от способа ее возникновения на договорную и внедоговорную претерпело изменение. Связано это с дополнением Гражданского кодекса РФ новыми по- ложениями, регламентирующими вопросы ведения переговоров о заключении договора, а также вопросам ответственности в связи c недобросовестным ведением переговоров, которые привели к наступлению убытков у одной из сторон. В рамках заявленной темы проведено исследование позиций в отношении института преддоговорной ответственности, сложившихся в доктрине гражданского права. В со- временной цивилистической науке существуют две основные точки зрения, которые фор- мулируют преддоговорную ответственность в зависимости от природы договорных или внедоговорных обязательств. Отдельной является теория так называемого дуалистиче- ского взгляда на природу преддоговорной ответственности, предполагающего договор- но-деликтный характер ответственности. В рамках данной статьи для более комплексного понимания исследуемого явления при- ведена и судебная практика по спорным моментам, возникающим при применении судами норм в сфере преддоговорной ответственности участников, вступивших в переговоры о заключении договора, но так его и не заключивших. Анализ судебной практики показал, что суды при рассмотрении дел, возникающих из спорных ситуаций, связанных с перегово- рами о заключении договора, исходят из того, что субъекты преддоговорных правоотно- шений должны придерживаться обязательного условия ведения переговоров о заключении договора — соблюдения принципа добросовестности. Несоблюдение данного принципа, приведшее к убыткам в имущественной сфере одной из сторон, предполагает в последу- ющем ответственность другой стороны. Автор приходит к выводу, что преддоговорная ответственность представляет собой отдельный и особый вид гражданско-правовой ответственности, который закрепляется приведением авторской формулировки преддоговорной ответственности, исходя из ее особой правовой природы и специфических свойств субъектов преддоговорных правоот- ношений.


Автор: Идрисов Х. В.


Рубрика: Вопросы правоприменения


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.126.5.126-135


Читать статью полностью

Авторизация