Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Право за рубежом

Статьи в номере 9 за 2016 год

Аннотация: В статье рассмотрены вопросы, касающиеся системы традиционной тео- рии четырехэлементного состава преступления в уголовно-правовой доктрине Китая. С начала 1990-х гг. традиционная теория четырехэлементного состава преступления в Китае стала объектом серьезного критического анализа. Противники теории четырехэ- лементного состава преступления считают, что данное учение обладает следующими недостатками. Во-первых, теория четырехэлементного состава преступления включа- ет в себя только условия образования преступления, другие же условия, исключающие пре- ступность деяния, лежат за рамками теории состава преступления. Вместе с тем от- сутствие таких признаков, как обстоятельства, исключающие преступность деяния, еще не говорит о неполноте конструкции состава преступления. Во-вторых, традиционная те- ория состава преступления была заимствована из уголовно-правовой доктрины бывшего Советского Союза, советская идеология оказала большое влияние на данную теорию, в то время как китайские ученые выступают за создание нового учения о составе преступле- ния, не зависящего от идеологии. В то же время современное российское уголовное право и уголовно-правовая наука успешно прошли полную деидеологизацию, что может служить хорошим примером для Китая. В-третьих, все четыре элемента состава преступления, со- гласно четырехэлементному учению, являются одноуровневыми, не могут быть подразде- лены на разные слои и на первый взгляд не выдерживают строгой последовательности при квалификации преступления. В-четвертых, соотношение понятий «преступление» и «со- став «преступления» не имеет четких границ, различия между понятиями «преступление» и «состав преступления» неочевидны. Автор подробно разбирает указанные претензии и аргументированно доказывает преимущества учения о четырехэлементном составе преступления на современном этапе развития китайского уголовного права. Наряду с дру- гими китайскими сторонниками четырехэлементной конструкции состава преступления автор полагает, что данное учение по сравнению с трехэлементным составом обладает такими преимуществами, как интуитивная понятность, простота и удобство в обраще- нии, немаловажными в современных китайских условиях. Совершенствование и развитие традиционной теории четырехэлементного состава преступления является первоочеред- ной задачей, стоящей перед китайскими теоретиками.


Автор: Чанхай Лун.


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Статьи в других номерах

Аннотация: Статья посвящена анализу принципов производства в конституционных судах стран, существующих на территории бывшей Югославии (Босния и Герцеговина, Македония, Сербия, Словения, Хорватия, Черногория). Подробно исследуются принципы доступности конституционного правосудия, гласности конституционного производства, равенства и состязательности сторон в конституционном судебном процессе, рассматриваются вопросы сочетания принципов диспозитивности и инквизиционности в конституционном производстве. По ходу исследования приводится теоретическое и нормативное правовое обоснование тезисов о том, что принципы конституционного производства в странах бывшей Югославии по большей своей части представляют традиционные принципы правосудия, соблюдаемые в том числе в уголовном, гражданском и административном судебном процессе, а сам конституционный судебный процесс имеет ярко выраженный инквизиционный характер. В заключение автор приходит к выводу о том, что отдельные принципы конституционного производства в странах бывшей Югославии имеют более демократичное наполнение и реализацию, чем в России.


Автор: О.В. Мильчакова


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: Разграничение предметов правового регулирования хозяйственного и конкурентного права связано с содержанием понятий «хозяйственная деятельность» и «экономическая конкуренция». Хозяйственная деятельность является безусловной предпосылкой осуществления конкуренции. В свою очередь процесс состязательности может стать условием получения желаемого конечного результата хозяйственного характера для его участников. Сравнительный анализ соответствующих норм хозяйственного кодекса Украины и норм законодательства о защите экономической конкуренции Украины дает основания утверждать, что понятия «хозяйственная деятельность» и «экономическая конкуренция» различаются между собой сферой, формой и целью осуществления. В отличии от хозяйственного права, понятием «субъект хозяйствования» в конкурентном праве охватываются не только юридические и физические лица-предприниматели, но и органы государственной власти и органы местного самоуправления в части осуществления ими хозяйственной деятельности, а также группа субъектов хозяйствования за признаками существования между ними отношений контроля.


Автор: Корчак Н.Н.


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье анализируются существующие законодательные подходы к использованию негативных признаков в качестве критериев разграничения преступлений. Автор отстаивает вывод о нецелесообразности довольно распространенного законодательного приема формулировать разграничительный признак путем абстрактного указания в статье Особенной части УК на отсутствие иного состава преступления либо группы составов. Из всех статей Особенной части УК, в которых содержится такое обобщенное указание, оно должно быть исключено, даже в тех случаях, когда его невозможно заменить позитивным или негативным признаком состава преступления. Соответствующие формулировки должны быть заменены указаниями на конкретные признаки, отличающие один от другого преступления с совместными признаками. Изложение конкретного признака состава в виде негативного понятия является приемлемым, но при определенных условиях и с соблюдением правил, основывающихся на законах формальной логики.


Автор: Л.П. Брыч


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье анализируются существующие законодательные подходы к использованию негативных признаков в качестве критериев разграничения преступлений. Автор отстаивает вывод о нецелесообразности довольно распространенного законодательного приема формулировать разграничительный признак путем абстрактного указания в статье Особенной части УК на отсутствие иного состава преступления либо группы составов. Из всех статей Особенной части УК, в которых содержится такое обобщенное указание, оно должно быть исключено, даже в тех случаях, когда его невозможно заменить позитивным или негативным признаком состава преступления. Соответствующие формулировки должны быть заменены указаниями на конкретные признаки, отличающие один от другого преступления с совместными признаками. Изложение конкретного признака состава в виде негативного понятия является приемлемым, но при определенных условиях и с соблюдением правил, основывающихся на законах формальной логики.


Автор: Л.П. Брыч


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: Применение мер ответственности за нарушение конкурентного законодательства тесно связано с установлением вины правонарушителя. Цивилистическая доктрина содержит как психологическое (субъективное), так и поведенческое (объективное) понимание вины. С учетом указанных в конкурентном законодательстве объективных обстоятельств действует презумпция виновного поведения. Доктрина поведенческого подхода к пониманию вины в конкурентном законодательстве условно представлена алгоритмом: действие – причинность − результат. Хозяйственная судебная практика подтверждает практическую целесообразность использования поведенческого подхода при установлении субъективных условий применении ответственности за правонарушения в сфере конкуренции. Наступление или возможность наступления негативных последствий для конкуренции мотивирует неосторожную форму вины лица правонарушителя с точки зрения того, что он имел возможность и должен был бы предусмотреть и предупредить их наступление. В отличии от субъективного понимания вины, в доктрине «поведенческого подхода» вина есть формой нарушения принципов добросовестности, разумности и справедливости участников процесса конкуренции, а также торговых и честных обычаев делового оборота в сфере хозяйствования.


Автор: Корчак Н.Н.


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: Так называемое перекрестное неисполнении долговых обязательств является стандартным положением о досрочном прекращении соглашения, используемым в международных соглашениях о займе. Такие положения применяются в случаях, когда заемщик не исполняет свои обязательства по погашению кредита в отношении другой стороны договора и, как следствие, ставит под сомнение свою репутацию как лица, способного выполнить долговые обязательства в отношении прочих лиц. В статье анализируется базовый вид положения о перекрестном неисполнении долговых обязательств и связанные с ним вопросы досрочного прекращения соглаше-ния в случае, если: а) другое соглашение о займе было досрочно прекращено вследствие невыполнения обязательств по погашению долга со стороны компаньона или гаранта заемщика; б) третьими сторонами приняты защитные меры, обусловленные задержкой в погашении кредита; в) другой кредитор имеет право расторгнуть соглашение по какой-либо причине. Раскрываются особенности контрактов, содержащих положение о перекрестном неисполнении долговых обязательств, банковской тайны по немецкому, французскому, англо-американскому праву, так называемых параллельных займов, влияния перекрестного неисполнения долговых обязательств на другие кредитные отношения, рисков заемщика. В заключение автор делает вывод, что положения о перекрестном неисполнении долговых обязательств дают возможность кредитору в ходе переговоров с заемщиком добиться выгодных для себя соглашений.


Автор: Йоахим Грубер


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: Предметом исследования являются уголовно-правовые меры борьбы с транспортными правонарушениями на современном этапе, характеризующемся реформой уголовного законодательства Республики Казахстан. Автор анализирует систему транспортных правонарушений в уголовном законодательстве республи- ки, правоприменительный опыт прошлых лет, проводит сравнительное исследо- вание статей данной системы с нормами Уголовном кодексе Республики Казахстан 1997 г. (в частности, конструкции статей, размеры санкций и др.). В работе исполь- зовался сравнительно-правовой и исторический метод исследования, изучались за- конодательные и иные нормативные акты в сфере обеспечения безопасности дви- жения. Научная новизна статьи состоит в том, что автор с учетом современного состояния социально-экономического и политического развития казахстанского общества, а также прежней правоприменительной практики по делам о транс- портных преступлениях с критических позиций анализирует систему транспорт- ных правонарушений в новом Уголовном кодексе Республики Казахстан и предлагает меры по ее совершенствованию путем устранения выявленных недостатков.


Автор: К.А. Бакишев


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: Корпоративное преступление, которое в уголовно-правовой теории именуется преступлением юридического лица, представляет собой преступле- ние, совершенное в интересах организации либо от имени организации. Оно явля- ется особой формой преступления, отличной от преступления физического лица. В настоящей статье на основании положений УК КНР о корпоративных преступле- ниях будут рассмотрены понятие и классификация корпоративных преступлений, состав корпоративного преступления и соответствующая судебная практика.


Автор: Пан Дунмэй


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: I discovered the marriage law petroglyph texts of Neolithic China a few years ago1, and now I will introduce my latest progress on this issue in this article. There are 9 sets of marriage law petroglyph texts of Neolithic China (10,000—4,500 B.P.) found so far. There are three models of two categories of the texts. Heaven and Earth Mapping Model was adopted in the texts of Early Neolithic China (10,000—7,000 B.P.), Only Earth Model and Cross Marriage Model based on the former were adopted in Middle Neolithic China (7,000—5,000 B.P.). Neolithic Chinese created Ziwei Lunisolar Calendar and established the laws to couple men with women imitating the rules of Ziwei Lunisolar Calendar to match Sun (seasons) with Moon (lunar months). The history of the marriage system of Neolithic China can be divided into three stages, the equivalent polygamy stage, the first phrase of the monogamy and the second phrase of the monogamy. Equivalent polygamy is a form of marriage unknown so far. It requires equal number of men vs. women from different groups to form a marriage unit. Only two combinations of this marriage form have been found so far. One is the form of ten husbands vs. ten wives, and the other is the form of three husbands vs. three wives. The monogamy is a logical result of the evolution of the equivalent polygamy, and consequently they share the common ideas of equality and parity. Freedom and equality are two cores of the thoughts of Neolithic Chinese. Based on distributive justice focusing on giving his due, equality between the sexes in quality and quantity was adopted by them to practice the idea of freedom of everyone; and based on cooperative justice focusing on doing their best, coupling equality between the sexes was adopted by them to practice the idea of common freedom.


Автор: Li Fan.


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье кратко проанализирована система Особенной части Уголовного кодекса Княжества Лихтенштейн 1987 г., рассмотрены ее основные черты. В работе подчеркивается, что система Особенной части УК Лихтенштейна, как и большинства современных УК, построена исходя из определенной последовательности объектов уго- ловно-правовой охраны: вначале изложены составы о преступлениях против личности, затем против общества и, наконец, против государства. Данный подход отражает уголовно-правовую идеологию, рассматривающую личность в качестве основной и наиболее значимой ценности. В статье излагаются вопросы, связанные с уголовной ответственностью по УК Княжества Лихтенштейн за преступления против личности. Проанализированы преступления против жизни и здоровья, против будущей жизни, про- тив свободы, против чести и против неприкосновенности частной жизни. Выявлены ключевые особенности, которые характерны для соответствующих уголовно-правовых институтов Лихтенштейна. Приведены актуальные официальные статистические дан- ные. В необходимых случаях произведено сопоставление с российским законодательством. Показано, что УК Лихтенштейна разграничивает «тяжкое убийство» и «убийство» и его разновидности. При этом первый состав de facto является основным, а последующие — привилегированными. Поскольку тяжкое убийство предполагает санкцию вплоть до пожизненного лишения свободы, законодатель не счел необходимым выделять дополни- тельные составы квалифицированных убийств. Авторы обращают внимание на то, что в Лихтенштейне предусмотрена не трех-, а четырехзвенная система степеней тяжести вреда здоровью, что направлено на дифференциацию ответственности за преступления против здоровья. Показано, что в уголовном праве этой страны предусмотрен доста- точно широкий круг преступных деяний, не известных российскому УК. Во многом это связано со спецификой правового мышления разработчиков Уголовного кодекса в соседней Австрии, из которой они были реципированы и перенесены на лихтенштейнскую почву. Обосновано, что нормы Уголовного кодекса Лихтенштейна, предусматривающие ответ- ственность за преступления против личности, могут быть использованы российским законодателем при проведении дальнейших реформ, а также могут быть приняты во внимание в отечественной уголовно-правовой науке.


Автор: Серебренникова А. В., Трефилов А. А.


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассмотрена проблема правовой регламентации правонарушений в сфере экологии в новом уголовном законодательстве Республики Казахстан, принятом 3 июля 2014 г. С критических позиций анализируются глава «Экологические уголовные правонарушения», расширение сферы уголовной ответственности, конструкция отдель- ных уголовно-правовых статей УК, а также нормативное постановление Верховного Суда Республики по делам об экологических преступлениях. Также рассмотрена проблема криминализации и пенализации неосторожных деяний в сфере экологии, установления субъективной стороны правонарушений, в которых форма вины не указана, учета раз- ной социально-политической сущности умышленных и неосторожных преступлений при конструировании статей, обоснована необходимость точной регламентации оценочных признаков в уголовном законе. С учетом теоретических положений науки уголовного права, Концепции правовой политики в Республике на период с 2010 до 2020 г., законотворческого и правопримени- тельного опыта прошлых лет формулируются выводы и предложения по дальнейшему совершенствованию указанной группы общественно опасных деяний в УК и судебной практики.


Автор: Бакишев К. А.


Рубрика: Право за рубежом


DOI: 10.17803/1729-5920.2016.118.9.129-135


Читать статью полностью

Авторизация

  Информация для авторов

Уважаемые авторы!

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) прекратил сотрудничество с издательской группой Nota Bene.

Читать полностью