Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


История государства и права

Статьи в номере 7 за 2017 год

Аннотация: В современных условиях решающее значение приобретает поиск новых концептуальных подходов к проблеме урегулирования наследственных отношений, что влечет за собой необходимость пересмотра базовых юридических концепций и теорий, выбор новых для современной России основ правового регулирования наследственных от- ношений, что, в свою очередь, влечет пересмотр стратегии и определение существенных черт процесса зарождения и развития этих отношений. Институт наследования получил широкое освещение в российской цивилистике, однако исторические исследования процессов зарождения и развития наследственных отноше- ний являются достаточно редкими. И одним из дискуссионных вопросов в истории на- следственного права является определение места договоров Руси и Византии в системе источников наследственного права. Указанной проблеме и посвящена данная статья.


Автор: Трифонов С. Г.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.186-194


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы реформирования системы высшего об- разования второй половины XIX в. Автор анализирует Общий устав императорских рос- сийских университетов, принятый в период правления императора Александра III. Данный Устав пришел на смену Общему уставу императорских российских университетов 1863 г. В статье рассматривается система управления университетами, ее внутренние и внеш- ние составляющие. Устав провозгласил, что «Университеты состоят под особым покро- вительством Его Императорского Величества и именуются императорскими». Общие положения Устава закрепили принципы иерархии в системе управления университета- ми. Высшими должностными лицами являлись министр и попечитель, представляющие внешнее управление. Внутреннее управление, непосредственное и постоянное, должен был осуществлять ректор. Общие положения закрепили принципы единоначалия и колле- гиальности, назвав те органы, на которые ректор должен опираться при осуществлении своих полномочий. Устав определил, что «непосредственное управление Университетом принадлежит ректору, при участии в подлежащих случаях: а) Совета, б) Правления, в) со- браний и деканов факультетов и г) инспектора студентов с его помощниками». В статье анализируется субъектный состав учебной и научной деятельности университета, пра- вовой статус преподавателей и студентов, включая их аттестацию. Устав 1884 г. за- крепляет классическую структуру российских университетов и определяет, что «каждый университет состоит из факультетов, представляющих собой составные части одного целого». Все преподаваемые в университете науки распределялись по факультетам: исто- рико-филологический, физико-математический, юридический, медицинский и факультет восточных языков Санкт-Петербургского университета. Факультеты включали в себя кафедры как основные научные и учебно-методические подразделения. Концептуальные основы Общего устава императорских российских университетов 1884 г. содержали ряд нововведений, что отвечало требованиям своего времени. Генезис государственной об- разовательной политики и университетского законодательства представляет большой научный интерес и требует дальнейших историко-правовых исследований, основным ис- точником которых, несомненно, является Общий устав императорских российских уни- верситетов 1884 г.


Автор: Зайцева Л. А.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Статьи в других номерах

Аннотация: Предметом статьи является реформирование системы высшего образования второй четверти XIX в. Анализируется Общий устав императорских российских университетов, принятый в период правления императора Николая I. Данный Устав пришел на смену университетским уставам 1804 г. Кроме того, в 1835 г. было принято Положение об учебных округах Министерства народного просвещения. В статье показана роль С. С. Уварова и М. М. Сперанского в работе над проектами нормативных правовых актов, регулирующих проведение реформы. Рассматриваются система управления университетами; структура университета; субъектный состав учебной и научной деятельности университета; экономика системы высшего образования. Концептуальные основы Общего устава императорских российский университетов 1835 г. содержали ряд нововведений, что отвечало требованиям своего времени.


Автор: Зайцева Л.А.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье автор на примере законодательства и научной литературы XIX в. показывает, что субъектные качества этноса в правовой жизни и законодательстве проявляются его конкретно-историческими харак-теристиками. Перманентно являясь субъектом в культурном смысле, этнос не во все исторические периоды был явно маркирован свойствами субъекта права. В то же время этнический статус, как и половозрастной, для XIX в. следует считать дескриптивным, так как сам факт законодательного разделения подданных на россиян и инородцев свидетельствовал о наличии особых прав и обязанностей, соотнесенных с их «природным происхождением». При наличии этнополитической иерархии, свойственной России не в большей степени, чем другим империям, правосубъектность этносов проявлялась латентно, чаще в практике управления, чем в законодательстве, и синкретично как субъектность этноконфессиональная. Эта нерасподобленность вытекала из самой природы «симфонии власти»: чтобы поддерживать стабильный пра-вопорядок, российская монархия исходила из принципов православного патернализма. Именно в этом ключе следует трактовать такое важное для законодателя понятие, как «веротерпимость». Исследование опирается на методику П. Бурдье, т.е. использование дискурсивных смыслов терминов для уяснения стадиальности процесса со-здания юридического кода этнических групп, населявших Российскую империю в XIX в. Условно выделяются два этапа становления правосубъектности этносов в законодательстве XIX в. Обосновывается, что дискурсивная легитимация этнической правосубъектности осуществляется через поддержание и использование традиционных общественных институтов различных этносов, а также посредством признания обычно-правовых систем народов России.


Автор: Фалалеева И.Н.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

А.Е. Пашерстник

Лушников Андрей Михайлович, Лушникова Марина Владимировна


Опубликовано в номере 10 за 2014 год

Аннотация: В статье рассмотрен жизненный путь и научное наследие заведующего кафедрой трудового и колхозного права ВЮЗИ в 1947–1948 гг. Арона Ефимовича Пашерстника, внесшего существенный вклад в развитие советской науки трудового права, преимущественно на монографическом уровне исследовал практически все основные проблемы отрасли. Особого внимания заслуживает его учение об имущественном критерии трудового правоотношения. В правовом и экономическом аспектах он всесторонне рассмотрел весь комплекс проблем, связанных с заработной платой. Кроме того, стал одним из первых исследователей, обратившихся к истории трудового права, причем не только в России и СССР, но и за рубежом. Он стоял у истоков возобновления исследований зарубежного и международного трудового права. Им уделено существенное внимание учениям о трудовом правоотношение, трудовых спорах, трудовых договорах, в том числе коллективном и индивидуальном ученическом, о праве на труд.


Автор: Лушников Андрей Михайлович, Лушникова Марина Владимировна


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье анализируются вопросы закрепления понятия преступле- ния в Советском уголовном уложении 1918 г., практически не известном абсолют- ному большинству современных специалистов по истории государства и права и уголовному праву. Его основой выступало Уголовное уложение 1903 г., поэтому авторы сопоставляют дефиниции преступления, содержавшиеся в указанных уло- жениях. Главное же внимание уделяется состоянию разработки рассматривае- мого понятия в теории уголовного права, которая к тому времени занималась на- учной разработкой многих проблем уголовного права, в том числе и преступле- ния. В статье дан анализ взглядов по этому вопросу ряда известных ученых-кри- миналистов XIX — начала XX вв.: А.Ф. Бернера, С. Будзинского, А.Ф. Кистяковского, Н.А. Неклюдов, А.Н. Орлова, П.П. Пусторослева, Н.В. Ратовского, Н.Д. Сергеевского, В.Д. Спасовича, Н.С. Таганцева, И.Я. Фойницкого, Ад. Франка, А.П. Чебышева и др. К времени подготовки Советского уголовного уложения в теории уголовного права были разработаны различные подходы к определению понятия преступления. Одна- ко комиссия по составлению Уложения не воспользовалась имеющимися научными разработками, предпочтя закрепление формального малоинформативного опреде- ления его определения исходя из подхода, неоднократно подвергавшегося критике в литературе. Наряду с собственно понятием преступления и его видами анали- зу подвергнуты и непосредственно связанные с ним такие институты уголовного права, как стадии совершения преступления и соучастие в преступлении.


Автор: Грачева Ю.В., Чучаев А.И.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются штраф и конфискация имущества как виды уголовных наказаний и как важнейшие средства противодействия пре- ступности в первые годы советской власти. В связи с этим исследуются роль штрафа и конфискации имущества в системе мер борьбы с преступностью в РСФСР в период с 1917?1922 гг., особенности и проблемы их правового закрепле- ния в актах революционного правотворчества, Руководящих началах по уголов- ному праву РСФСР 1919 г., УК РСФСР 1922 г. Также выявляются исторические пред- посылки, закономерности и тенденции становления и развития уголовного за- конодательства 1917?1922 гг. Автор в ходе исследования институтов штрафа и конфискации имущества приходит к выводу о том, что данные виды наказаний рассматривались органами советской власти в ее первые годы в качестве эф- фективных средств борьбы с уголовной и политической преступностью. О чем свидетельствует их превалирование над наказаниями, состоящими в лишении или физическом ограничении свободы, правовое закрепление в многочисленных правовых актах революционного правотворчества периода 1917?1921 гг., ин- тенсивное применение органами местного правотворчества для решения по- литических и экономических задач советской власти, пополнения казны и эконо- мического подавления свергнутых эксплуататорских классов. Штраф и конфи- скация имущества в рассматриваемый период выступали и политическими, и экономическими мерами воздействиями советской власти. Их правовая природа и после принятия Уголовного кодекса РСФСР 1922 г. оставалась во многом фис- кальной и политической.


Автор: Тоскина Г.Н.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: На основе анализа законодательства 1881–1913 гг., а также изуче- ния материалов Министерства финансов, представлена отечественная рет- роспектива особенностей правового режима торговли спиртными напитками в винодельческих районах и на окраинах России. Раскрыты конкретные меры пра- вительства Александра III и Николая II, разработанные при активном участии Министерства финансов, по оптимизации правового регулирования торговли алкогольными напитками в условиях акцизной системы их обложения и сохра- нения начал свободной торговли, а также последующего перехода к казенной винной монополии. Эти меры были призваны увеличить «питейный» доход го- сударства и обеспечить развитие отечественного виноделия и сельскохозяй- ственного винокурения, с одной стороны, а также противодействовать усилив- шейся алкоголизации населения, или «оградить народную трезвость и народную нравственность» — с другой. Автор показала, что поиск новых правовых реше- ний, обеспечивающих выполнение задач правового регулирования торговли алко- голем, постепенно приводил правительство к большему ограничению свободы торговли спиртными напитками. Однако на пути реализации принятых норм стояли препятствия отнюдь не правового порядка.


Автор: Жолобова Г.А.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: Исследование посвящено методологически важным аспектам таких категорий, как fides и bona fides. Акцент делается на формирование на- званных категорий в трудах римских юристов, а также на развитие учения о доброй совести в работах немецких ученых-романистов. Именно в период рас- цвета римского частного права fides и bona fides приобретают правопримени- тельное значение. Окончательное научное обоснование названные категории получают в трудах немецких ученых-пандектистов. Наряду с исследованием сущностных характеристик категорий fides и bona fides, в сферу внимания автора попадают правоотношения, формирование которых происходит под влиянием доброй совести. Немаловажным является определение направлений современных исследований fides и bona fides. Окончательная цель, — грамотное формирование современных аналогов доброй совести, в Германии, — Treu und Glauben, в России, — категории добросовестность и одноименного принципа. Наряду с традиционными методами научного исследования (анализ, синтез, сравнительное правоведение), автор стремится выстроить свое исследо- вание преимущественно на базе источников римского права и трудах немец- ких ученых. Методологическая цель — выявить преемственность во взглядах римских юристов и немецких (немецкоязычных) ученых разных поколений. В современной российской и зарубежной правовой доктрине сравнительные ис- следования таких категорий, как fides и bona fides, встречаются нечасто. Обе категории имеют самостоятельное правовое, в том числе и методологиче- ское значение. Между ними существует определенная связь и взаимодействие. Благодаря общим нравственным истокам обе категории оказывают сильное влияние на конструирование правовых отношений. Bona fides в большей степе- ни тяготеет к частному праву. Замечательно, что bona fides служит формой реализации aequitas (справедливости).


Автор: Карлявин И.Ю.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье дается анализ положений доктрины российского уго- ловного права XIX — начала XX вв. о понятии уголовного закона, его признаках, действии во времени и пространстве, а также непосредственно связанных с ним институтов выдачи преступников и права убежища, раскрыта правовая природа последних и показано их отражение в Советском уголовном уложении. В ней представлены взгляды по указанным вопросам ряда известных ученых- криминалистов и международного права XIX — начала XX вв.: А.Ф. Бернера, В.Э. Грабаря, А.Ф. Кистяковского, Ф. Листа, Ф.Ф. Мартенса, Н.А. Неклюдова, Д.П. Никольского, П.П. Пусторослева, Н.Д. Сергеевского, Н.С. Таганцева, Л.А. Шал- ланда, А.А. Штиглица и др. В частности, рассмотрены концепции широкого и узкого понимания закона, действия закона во времени и по кругу лиц, иммуните- ты и их виды, экстрадиции собственных граждан по запросу других государств и т.д. В статье отмечается, что к времени разработки Советского уголовного уложения действовал Закон от 19 марта 1911 г. Государственной Думой Россий- ской империи был утвержден Закон «О выдаче преступников по требованиям иностранных государств», признанный одним из лучших экстрадиционных нор- мативных правовых актов в Европе. Однако комиссия по составлению Уложения не воспользовалась имеющимся законодательным опытом, а представила, по сути, норму, которая текстуально совпадает с аналогичной нормой Уголовного уложения 1903 г., неоднократно подвергавшейся обстоятельной критике.


Автор: Грачева Ю.В., Чучаев А.И.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В последнее десятилетие активизировалось обсуждение государ- ственной политики в сфере оборота спиртных напитков, активно идет процесс оптимизации законодательства, регулирующего эту сферу. Понимание истори- ческой сути отечественного механизма правового регулирования торговли ал- когольными напитками, а также в целом опыта алкогольной политики в усло- виях свободы предпринимательства важно для создания современной концепции государственного регулирования оборота алкоголя в России. В статье на основе анализа законодательства 1881–1894 гг. и изучения архивных документов пред- ставлена отечественная правовая ретроспектива режима торговли спиртны- ми напитками в заведениях трактирного промысла. Политика Александра III во многом явилась продолжением великих буржуазных реформ 60–70-х гг. XIX в., хотя многие ученые и склонны оценивать ее как контрреформы. В сфере алко- гольной политики произошла оптимизация законодательства, регулирующего торговлю алкогольными напитками в условиях сохранения акцизной системы их обложения. Эти меры были призваны увеличить питейный доход государства и обеспечить развитие отечественного виноделия и сельскохозяйственного вино- курения, с одной стороны, а также противодействовать усилившейся алкого- лизации населения, или «оградить народную трезвость и народную нравствен- ность», — с другой. Автор показал, что поиск новых правовых решений, обеспе- чивающих задачи правового регулирования торговли алкоголем, постепенно приводил правительство Александра III ко все большему ограничению свободы торговли спиртными напитками.


Автор: Г.А. Жолобова


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: Предметом исследования являются: совокупность законов, иных нормативных актов советского периода в области регулирования борьбы с бандитизмом в местах лишения свободы; постановления Пленумов Верховного Суда Союза ССР и союзных республик по рассматриваемой проблематике; судеб- ная практика, статистические данные, обзоры, ведомственные материалы о применении норм о бандитизме в местах лишения свободы; научные публикации (авторефераты, диссертационные исследования, монографии, материалы пе- риодической печати, учебная литература), касающаяся истории борьбы с бан- дитизмом в местах лишения свободы и связанных с этой проблемой вопросов. Методологическую основу статьи составляют диалектический метод исследо- вания, а также логический, историко-правовой, системно-структурный, стати- стический, конкретно-социологический и другие методы научного познания. На- учная новизна заключается в том, что в исследовании выявлены ряд причин, спо- собствующих прогрессирующему росту бандитизма в местах лишения свободы, несмотря на принимаемые меры законодательного характера по борьбе с этим явлением. К числу таковых отнесены: отсутствие на законодательном уровне четко сформулированной нормы о бандитизме в местах лишения свободы, имев- шем свою специфику; грубейшие нарушения приказов, распоряжений и инструк- ций, регламентирующих размещение, режим содержания заключенных, которые допускались в лагерях и колониях, невыполнение указаний о надежной изоляции различных категорий уголовного рецидива; плохая организация оперативно-про- филактической работы режимно-оперативных аппаратов лагерей и колоний по своевременному вскрытию и решительному пресечению преступной деятельно- сти уголовно-бандитствующего элемента; сложившаяся практика поощрения и распространения опыта привлечения к сотрудничеству по «наведению порядка» в местах лишения свободы представителей уголовного рецидива и иные.


Автор: А.И. Сидоркин


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В настоящей статье автором рассматривается опыт советских ци- вилистов по разрешению актуальных вопросов в одной из наиболее проблемных областей советского гражданского права: защите прав покупателей. Ученые не- однократно отмечали невысокий уровень защиты прав покупателей, критически оценивая заложенный в праве гражданско-правовой механизм защиты прав пос- ледних. Автор обосновывает точку зрения, что защита прав покупателей как правовое явление в советском государстве трансформировалось из социально-по- литического — культуры обслуживания граждан. Показано, что к концу 1980-х гг. в науке гражданского права сформировалось несколько теоретических подходов к решению указанной проблемы, послуживших основой для формирования современ- ного гражданского законодательства о защите прав потребителей. В работе ис- пользованы общенаучные и специально-юридические методы исследования: анализ и синтез при обработке теоретических взглядов, конкретно-исторический метод. Научная новизна проведенного исследования заключается в том, что автор впер- вые обращается к опыту советской доктрины, направленной на разрешение про- блемных вопросов в области защиты прав покупателей. В результате мы прихо- дим к выводам, что, во-первых, развитию правовой мысли в области защиты прав потребителей предшествовало создание социального явления «культура обслужи- вания потребителей», нацеленного на удовлетворение материальных и культур- ных потребностей советских граждан. Лишь после принятия Основ гражданского законодательства СССР и Гражданского кодекса РСФСР социальное явление посте- пенно трансформировалось в правовое. Во-вторых, защита прав потребителей как научное направление возникло в конце 1960-х гг. и вобрало в себя разработки в об- ласти гражданского, административного и уголовного права. В-третьих, в науке гражданского права советского периода был сформирован основной комплекс прав потребителей, вошедших в основу Закона РФ «О защите прав потребителей», а со- временное законодательство базируется на достижениях в том числе и советской цивилистической науки.


Автор: Богдан В.В.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассказывается о выводах, сделанных крупным отече- ственным чиновником, государевым дьяком Иваном Тимофеевым, жившим на рубеже XVI–XVII вв., относительно причин, расстроивших все государствен- ное управление и хозяйственную жизнь в России во второй половине XVI — на- чале XVII вв. и в итоге приведших страну к гражданской войне и иностранной интервенции. В числе главных их них Тимофеев называет назначение на высшие должности в государственном аппарате (центральном и провинциальном) не- достойных лиц, не соответствующих по своим деловым и личным качествам предоставляемым им постам, полученным за взятки, или неумеренное восхва- ление носителей верховной власти в государстве. В системе своих рассуждений сумел Тимофеев связать расстройство государственного управления с последу- ющей затем гражданской войной и Смутой с опричными мероприятиями Ивана Грозного, разрушившими «любовный союз» между людьми и натравившими одну половину населения на другую; последовавшими затем «темными интригами» Бориса Годунова; дальнейшим разорением страны, ухудшением всей системы го- сударственного управления, наступившим при Лжедмитрии I, а затем и полным его крушением при Василии Шуйском. Развитию порочного властвования и управ- ления страной содействовало «бессловесное молчание» подданных всех сословий и рангов, покорно воспринимающих разрушение основ правопорядка, порождаю- щее падение нравов в обществе и связанное с ним распространение губительных пороков (сребролюбие, гордость, жажда неправедных наград, хищение чужого имущества, тяга к изобилию вещей, оскорбление, наносимое при ссорах, произ- ношение устами и языком матерных скверных слов, чрезмерное употребление вина и обжорство и содомское гнусное дело), что в конечном счете и привело к взрыву народного негодования, последующей за ним гражданской войне, поста- вившей страну на грань катастрофы, возможной утраты независимости и ги- бели. В статье показано, что нарисованная Тимофеевым картина опричного раз- грома страны, пороки властвования Годунова, Лжедмитрия и Василия Шуйского во многих чертах совпадают с разоблачениями, сделанными и другими его совре- менниками, как отечественными, так и иностранными, посещавшими Россию в XVI — первой половине XVII вв. Но ни у одного из них нет такого глубокого ана- лиза пагубности для страны назначения на высшие должности в государстве «невежд, мшелособирателей и мздоимцов»; когда к власти и чинам устремля- ются худшие, а за ними еще худшие, от деятельности которых государство мо- жет быть разрушено так, «как будто бы его и не было». Ответственность за ственного управления Тимофеев в равной мере возлагает как на властвующих, так и подвластных, ибо «согрешили все от головы до ногу», поскольку недопу- стимо, когда люди, окутавшись словно саваном бессловесным молчанием, пол- ностью утратили способность к сопротивлению насилию, молча смотрели «на невинных погибели» и, более того, допустили, когда их соотечественники «ради увеличения своих прибылей вступали в союз с овладевшими нами иностранцами <…> заключая с ними сделки об истощении земли православных». Вывод Тимофе- ева жесток и однозначен: назначение на ответственные должности в государ- ственном аппарате в целях управления всеми делами государства и хозяйством страны является серьезной и ответственной задачей для носителей верховной власти и верховных чиновников. Тимофеев предупредил соотечественников о том, что если в будущем появятся люди, способные разрушать «такое великое, многосиятельное и Богом украшенное государство», каким является Россия, то его Временник послужит им предостережением о последствиях, к которым спо- собны привести страну подобные «зломысленные» действия.


Автор: Н.М. Золотухина


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье проанализированы первые уголовные и исправительно- трудовые кодексы РСФСР и УССР, судебная практика на предмет наличия в них норм, предусматривающих уголовную ответственность за посягательство на нормальную деятельность органов и учреждений пенитенциарной службы Украины. Делается вывод о том, что ответственность арестованного за по- бег из-под стражи или из места заключения наступала только при наличии отягчающих обстоятельств, а именно: при его совершении путем подкопа, взлома, повреждения затворов, стен и т.п. Побеги арестованных, не сопро- вождавшиеся указанными обстоятельствами, уголовной ответственности не влекли, а наказывались только в дисциплинарном порядке. Позже уголовная ответственность за побег была отменена и вместо нее была предусмотре- на дисциплинарная ответственность. После выявления ошибочности от- мены уголовной ответственности за побег, она вскоре была восстановлена. Практика применения этой нормы подтвердила ее действенность, и со вре- менем выявила необходимость ее совершенствования. После внесения соот- ветствующих изменений уголовное законодательство стало признавать на- казуемым любой побег арестованного из-под стражи или из места лишения свободы, а не только совершенный при наличии отягчающих обстоятельств. Кроме того, в исправительно-трудовом законодательстве появились нормы, в которых указывалось, что следовало рассматривать в качестве самовольной отлучки, а что считать побегом. При этом за самовольную отлучку и неявку в срок заключенные несли дисциплинарную ответственность, а за побег — уго- ловную. Обращается внимание на проблемы ответственности осужденных за совершение действий, дезорганизующих работу исправительно-трудовых учреждений. Повышенная опасность этого преступления и отсутствие специ- альной статьи уголовного закона невольно вынуждали судебную практику на применение в таких случаях аналогии, когда такие действия квалифицирова- лись как бандитизм. Отмечается, что в случае уклонения от отбывания нака- зания в виде штрафа, исправительно-трудовых (принудительных работ), они могли быть заменены лишением свободы, несмотря на законодательное от- сутствие норм, предусматривающих возможность такой замены для испра- вительно-трудовых (принудительных работ). Ответственность осужденных за уклонение от отбывания других видов наказаний, несмотря на достаточно развитую их систему, не предусматривалась.


Автор: Ю.В. Орел


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: Возникнув в 1802 г., Министерство финансов стало важнейшим в функциональном плане и одним из наиболее больших в организационно- структурном плане, центральным государственным учреждением в государ- ственной системе Российской империи в первой половине XIX в., объединив- шим под властью министра финансов существенное количество учреждений коллежской системы управления. Многие из этих учреждений занимали к 1802 году промежуточное положение в системе государственного управ- ления. Формирование структуры Министерства финансов и его правовое оформление носило свою весьма оригинальную специфику. Изучение архив- ных документов и правовых актов позволяет детально проследить порядок развития структуры Министерства финансов, опираясь на исторический и сравнительно-правовой методы научного исследования. В отличие от боль- шинства предыдущих исследований структурной организации Министерства финансов Российской империи в 1-й половине XIX в., в данной статье наиболее детально и подробно исследуются изменения в структуре Министерства финансов, в привязке к правовому оформлению этих изменений. Кроме того, использование архивных документов позволяет восполнить пробелы в этом оформлении, составив тем самым наиболее полную картину структур- ной организации Министерства финансов в данный временной отрезок.


Автор: Приходько М. А.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье говорится о том, что современный период характеризуется пере- устройством существующего миропорядка, очередной переоценкой ценностей и поиском смысла российского бытия. Этот смысл заложен в тайне рождения народа, он проявля- ется в особенностях его исторического развития. История отдельного, в частности, славяно-русского народа — это не все то, что было в его жизни, а то, что историзировано, отобрано, получило социальную оценку значимо- сти, что сохранено в качестве исторического опыта, способного влиять на последующие события, другие народы, на общую историю. В историзации видится основа именования, самоидентификации народа, определения и сохранения его судьбы. Это актуализируют дальнейшее, углубленное исследование вопросов возникновения и развития славяно-рус- ского народа. Этот народ, являющийся частью и основой общего исторического процесса, дал мировой культуре идеи духовности, православия, соборности, праведного правления, обязатель- ности труда, совести, ответственности, смысла бытия. Он дал русскую идею, основан- ную на специфическом мировоззрении, целостном религиозно-нравственном восприятии духовного и материального мира, характеризующимся единством знания и веры, чутьем правды, закрепленным в понятиях «государство правды», «закон правды». Отмечается, что обращение к вопросам возникновения славяно-русского народа связано с изменением территориальных, временных, иных условий жизни предшествующих этно- сов, народов, их названий. Оно актуализируется меняющимися соотношениями действу- ющих сил, субъективизмом, политизацией событий, имеющих значение для собственной и общей истории. Актуализация связана с заимствованием иностранного, с искажением в процессе исто- ризации отечественной истории, необъективным ее изложением зарубежными и отече- ственными авторами. Русскими мыслителями в этом виделась опасность для бытия на- рода. Она возникала на протяжении всей российской истории. В XX веке возникла дважды, в на- чале и в конце его, когда русский народ начинал утрачивать смысл бытия, свое самосо- знание и внутреннее содержание. Он пытался обрести их в условиях советской России. Осознавая нависшую опасность, пытается это делать сейчас. Обращение к истокам славяно-русского народа побуждают продолжающиеся оживленные дискуссии в научной среде, предметом которых были и остаются вопросы, касающиеся этнической принадлежности, времени, места, путей возникновения, стадий развития, родового имени, особенностей бытия и роли в историческом процессе.Ставится вопрос о том, что киевский период есть своеобразный и важный этап в раз- витии древнерусской народности, ее государственности, культуры. Но не с него они начинают свой исторический путь. Не в нем закладываются духовно-нравственные основы и национальные особенности своеобразного типа славяно-арийского, славяно- русского, русского, великорусского, российского народа и его государственно-правовой жизни.


Автор: Т. И. Демченко


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматривается история Дай-Цин-го (Империя Цин), Китайской Республики, возглавляемой Гоминьданом, и Китайской Народной Республики во главе с КПК в период от «опиумных войн» середины XIX века до наших дней. Показан долгий и мучи- тельный путь Поднебесной от политического и национального унижения к богатству и могуществу. С середины XIX в. великие державы путем «дипломатии канонерок» навязали Китаю полу- колониальный статус. Это подтолкнуло правящую династию Цин к «политике самоуси- ления» путем «усвоения западных дел», а затем вынудило к обещанию конституционной реформы. Неэффективность проводимых правительственных реформ обусловила радикализацию оппозиционного движения, превратившегося в революционное. Синьхайская революция 1911 г., свернув «иноплеменную» манчжурскую династию Цин, провозгласила восстанов- ление национальной китайской государственности и республиканскую форму правления. Ради общественного согласия первый Президент Китайской Республики Сунь Ятсен усту- пил свой пост генералу Юань Шикаю, поддерживаемому армейской элитой. Молодой Китайской Республике угрожали как реставрационные попытки сторонников Цинской династии, так и имперские амбиции Президента Юань Шикая, а затем самоуправ- ство генералов — «милитаристов», не считавшихся со слабой центральной властью. На защиту республики встала основанная Сунь Ятсеном партия Гоминьдан, создавшая временный «объединенный фронт» с Коммунистической партией Китая. Под влиянием советского опыта партийного строительства и ГМД, и КПК превратились в авторитар- ные партии, призванные руководить государством и военными силами. Созданная Сунь Ятсеном теория «политической опеки» вошла в идейный арсенал и практику Гоминьдана, а затем была негласно заимствована КПК. Успешное завершение «Северного похода» 1926–1928 гг. спасло Китайскую Республику и дало начало десятилетнему «партийному правлению» Гоминьдана. Политическая прак- тика «нанкинского десятилетия» привела к сращиванию партийного, военного и государ- ственного аппарата, характерному и для последующих периодов истории Китая. Разрыв Гоминьданом союза с КПК и репрессии против коммунистов положили начало гражданской войне 1927–1936 гг. Лишь война с Японией вынудила политических соперников к временно- му воссозданию «объединенного фронта».Возобновившаяся в 1946 г. гражданская война привела к победе КПК и созданию Китайской Народной Республики. В статье подробно анализируются основные этапы и важнейшие события политического развития КНР и их конституционного оформление.


Автор: Е. В. Поликарпова


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: Предлагается анализ исторического развития форм участия потерпевшего (истца) и его представителя в отечественном уголовном судопроизводстве с древней- ших времен (от Русской Правды) и вплоть до Великой судебной реформы императора Алек- сандра II 1864 года. Исследование направлено на выявление тенденций, а также исто- рической преемственности в регламентации процессуального положения потерпевшего (истца) и его представителя, а также зависимости процессуального положения потер- певшего от принятой в тот или иной исторический период формы судопроизводства. Исследование проведено с использованием сравнительно-правового и исторического ме- тодов на основе анализа широкого круга исторических правовых актов — международно- правовых договоров Руси, Русской Правды, Судебников 1497 и 1550 годов, Соборного уложе- ния 1649 года, Свода законов Российской империи и других. Делается вывод, что на процессуальном положении потерпевшего в тот или иной период развития российского государства и права самым непосредственным образом сказыва- лась принятая форма судопроизводства, то есть в конечном счете соотношение част- ных и публичных начал при осуществлении правосудия. Если изначально от воли и усмо- трения потерпевшего (истца) в полной мере зависел весь ход процесса, то с укреплением государственности, которая в тот период неизбежно вела к усилению политического угнетения личности, возникает и развивается порядок сыскной (инквизиционный), при ко- тором потерпевший утрачивает какие-либо возможности влиять на ход дела.


Автор: С. В. Юношев


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы становления и развития в России та- кого процессуального института, как предварительное следствие. В связи с выдвигае- мыми в последнее время предложениями по реформированию следствия особое значение приобретает ретроспективный взгляд на формирование следственных органов, зарож- дение института судебных следователей, особенности их процессуального положения, полномочий, организации взаимодействия с органами прокуратуры и полиции. Не вызыва- ет сомнения, что исторические исследования возникновения и формирования какого-либо правового института помогают лучше понять его предназначение, место в правовой системе, эффективность функционирования. Начало новой эры в уголовном процессе России было положено реформами 1860—1864 гг., основные завоевания которых отражены в Уставе уголовного судопроизводства. Анализ его норм позволяет констатировать, что в России устанавливался смешанный тип уго- ловного процесса с преобладанием следственно-розыскных признаков на предваритель- ном следствии и состязательных — на судебной стадии. В статье подробно анализируются содержащиеся в подписанных Александром II 8 июня 1860 г. Учреждении судебных следователей и Наказе судебным следователям процессуаль- ные полномочия судебного следователя. Подчеркивается, что несмотря на то, что в де- ятельности следователя усматривался обвинительный уклон, следователь был обязан с полным беспристрастием выяснять как обстоятельства, уличающие обвиняемого, так и обстоятельства, его оправдывающие; целью его деятельности определялось установ- ление материальной истины относительно совершенного деяния. В 1894 г. была создана специальная комиссия, призванная обобщить опыт организации и результатов предварительного следствия, выявить имеющиеся недостатки и вы- работать предложения по его совершенствованию. Было установлено, что предпола- гаемая самостоятельность и процессуальная независимость судебных следователей фактически не была достигнута, качество следствия зачастую не отвечало предъявля- емым требованиям, наблюдались длительные сроки следствия, что во многом объясня- лось существенной нагрузкой на следователя (одновременно в его производстве обычно находилось 20—40 дел). В результате предпринятой попытки исторического анализа результатов проведенной реформы следствия в России в середине XIX в. и предложений о возврате к институту су- дебных следователей в наше время автор отмечает, что при реформировании следствия необходимо исходить из существующей финансовой обстановки в государстве, кадрово- го состава следственного и судебного корпуса, национальных традиций, менталитета, уровня правосознания населения и сотрудников правоохранительных органов. По мнению автора, совершенствование организации и производства предварительного следствия должно осуществляться путем решения законодательных проблем, укрепле- ния материальной базы следственных органов, всесторонней работы по повышению пре- стижности и значимости должности следователя, развития в нем чувства достоинства, уважения к профессии и уважения себя в профессии, воспитания сопричастности с теми, кто стоял у истоков следствия в России. А для этого надо всемерно укреплять созданный в 2011 г. специализированный следственный орган — Следственный комитет Российской Федерации, принципиально новое ведомство, которое подчинено непосредственно главе государства. После майорских следственных канцелярий XVIII в. в России вновь созданы спе- циализированные самостоятельные следственные органы, которые в известной степени несут черты национальной исторической традиции.


Автор: Хмелева А. В.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В начале ХХ века британские колониальные власти продолжили попытки децентрализовать управление и финансовую систему Британской Индии путем предо- ставления бо́льших административных и финансовых полномочий правительствам про- винций, что требовало разграничения компетенции и финансирования правительства Британской Индии и правительств провинций. Генерал-губернатор Индии Кёрзон попы- тался избавиться от недостатков схемы Рипона и ввел схему квазипостоянного харак- тера, основная идея которой заключалась в повышении заинтересованности провинций в увеличении своих доходов. В феврале 1909 г. Комиссия по децентрализации Индии пред- ставила доклад, где отразила аргументы как в пользу централизации управления, так и в пользу децентрализации. Для усиления децентрализации предлагалось увеличить полномочия правительств провинций и властей, подчиненных им административно- территориальных единиц, по широкому кругу вопросов руководства государственными службами. Особый акцент делался на необходимости развивать на всей территории Ин- дии, особенно в сельской местности, органы местного самоуправления. Важнейшая роль среди них отводилась панчаятам. Предусматривалось создание органов самоуправления на уровне дистрикта и на самом нижнем уровне — деревни или группы деревень. Соот- ветственно предлагалось перераспределение компетенции между различными уровнями органов управления и самоуправления. Для реализации преобразований комиссия рекомен- довала перераспределить источники финансирования властных органов каждого уровня и достаточно подробно оговаривала конкретные налоги. В отчете говорилось и о необхо- димости изменений в структуре расходов органов разных уровней. В статье приводятся меры по реализации рекомендаций Комиссии, оценки ее деятельности рядом исследовате- лей и источников, делаются краткие выводы.


Автор: Криворучко А. В.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Аннотация: В статье показана история развития правового регулирования националь- ного вопроса в актах конституционного значения Российской империи и конституциях СССР и России. Автором отмечаются два основных направления, по которым развивалось конституционно-правовое регулирование национального вопроса: первое — в области прав человека и второе — в области государственного устройства. В ходе анализа обра- щается пристальное внимание на содержание соответствующих норм, регулирующих национальный вопрос в конституциях, а также предпринимается попытка установить связь между соответствующими нормами и историческими событиями, повлекшими их принятие. Устанавливаются дополнительные причины, обусловившие революционное изменение государственного устройства в 1918 году. Через призму марксистско-ленин- ского учения о сущности конституции рассматриваются предпосылки принятия Кон- ституций СССР 1936 и 1977 годов, закрепившие соотношение классовых сил в соответ- ствующий исторический период. Исходя из современного учения анализируется механизм гарантий межнационального мира в Конституции России 1993 года. Проведенный исто- рико-правовой анализ позволяет автору сделать вывод о наличии пяти основных этапов развития конституционно-правового регулирования национального вопроса, а также определить главенствующий принцип, закладываемый в фундамент национальной по- литики основного закона государства соответствующего исторического периода, ко- торым является концептуальный подход к определению сущности народа, населяющего страну, отраженный в Конституции. Это позволяет прийти к умозаключению, что при изменении существующей Конституции необходимо руководствоваться прослеженной диалектикой развития и строить национальную политику исходя из начавшегося эта- па строительства нации. Помимо этого, автор приходит к выводу о преемственности принципов национальной политики от Декларации прав народов России 1917 года вплоть до Стратегии государственной национальной политики до 2025 года. Отмечено, что три из четырех ключевых принципа, заложенных в Декларации прав народов России, про- должают действовать в Конституции РФ, исключая лишь принцип свободного выхода из состава России.


Автор: Алфимцев В. Н.


Рубрика: История государства и права


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.128.7.207-226


Читать статью полностью

Авторизация

  Информация для авторов

Уважаемые авторы!

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) прекратил сотрудничество с издательской группой Nota Bene.

Читать полностью