Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Статьи в номере 1 за 2017 год

Аннотация: В статье рассмотрены особенности государственного суверенитета госу- дарств — участников Союзного государства России и Белоруссии, уникальность и своеобра- зие которого определяются наличием конфедеративных, федеративных и международных связей между ними. Проблема государственного суверенитета участников Союзного го- сударства, его частичного ограничения чрезвычайно актуальна и востребована в совре- менном мире. Анализируется процесс последовательного прохождения этапов все более тесного интеграционного сближения России и Белоруссии: участие в Таможенном союзе (1995 г.), образование Сообщества Белоруссии и России (1996 г.), Союза Белоруссии и России (1997 г.) и, наконец, последняя крупная веха (декабрь 1999 г.) — подписание Договора о соз- дании Союзного государства. Раскрывается характеристика созданных наднациональных органов, сформированных на основании Договора о создании Союзного государства между Россией и Белоруссией. Проводится анализ трудностей их полноценного функционирова- ния. Изучается вопрос о соотношении правосубъектности союзов государств с правосубъ- ектностью их участников. Делается вывод, что сочетание правосубъектности Союзного государства, образованного Россией и Белоруссией, с универсальной правосубъектностью государств — участников объединения позволяет указанным субъектам международных отношений являться самостоятельными участниками внешнеполитических связей и вме- сте с тем успешно взаимодействовать во внешней политике по вопросам, представляю- щим взаимный (в мировом сообществе, в масштабах Европы, в рамках СНГ, в отношениях между собой) интерес. За Союзным государством, образованным Россией и Белоруссией, можно признать его генеральное право на участие в международных отношениях. Однако в настоящее время это право не регламентировано соответствующими положениями, не уточнены формы участия Союзного государства в деятельности международных органи- заций (полное, ассоциированное членство, сотрудничество на договорной основе, ответ- ственность за выполнение международных обязательств).


Автор: Пастухова Н. Б.


Рубрика: ТОЧКА ЗРЕНИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.198-206


Читать статью полностью

Статьи в других номерах

Аннотация: В статье исследуется роль различных процессов изменений политической си- стемы, которые способствуют последовательному и управляемому переходу к правовому государству. Сделан вывод, что процесс трансформации — это не целенаправленное рефор- мирование общественных институтов, а более сложный и менее изученный процесс изме- нения общественного устройства, так как она включает в себя ключевую характеристику реформирования, которое осуществляется органами государственной власти в рамках не- скольких сфер общественного устройства в соответствии с нормами действующего зако- нодательства. При трансформации на первый план выходит проблема неопределенности результатов. Это говорит о серьезных политических трудностях, которые обозначились в жизни переходного процесса в России. Результаты трансформационного процесса в совре- менной России отслеживаются по самым разным основаниям: изменения сравнивались как с обнародованными замыслами реформаторов, так и с дореформенными показателями. Еще больше различий в объяснении закономерностей, механизмов трансформационного процес- са, неизбежности и рукотворности его итогов. Трансформационный подход настаивает на наличии у государственно-правовой системы своих законов развития, которые не зависят от воли и целей механизма государства. Приходится признать, что провалы в осуществле- нии российских реформ вполне закономерны. Изменения имели частный характер, так как они не коснулись сущностного институционального ядра политической системы. Таким образом, статья ставит своей целью ответить на следующие вопросы: как сде- лать процесс перехода к правовому государству последовательным и управляемым; за- вершен ли процесс трансформации или не состоялся вовсе в современной России; какова роль реформирования и модернизации для реализации основ правового государства? По- строена модель государственно-правового пространства, которая показывает наиболее приемлемый вектор перехода к правовому государству, анализируя такие факторы, как институционализация, политические режимы, их консолидация, государственное строи- тельство. Указываются преимущества и недостатки того или иного процесса изменений (реформа, модернизация, трансформация), в зависимости от их возможности/способно- сти формирования верного направления к правовому государству


Автор: Ганоев О. К.


Рубрика: ТОЧКА ЗРЕНИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.198-206


Читать статью полностью

Аннотация: В статье раскрывается сущность двух одновременно протекающих в насто- ящее время процессов: социализации и гуманизации гражданского права. Данные процес- сы получают отражение и в трансформации института гражданско-правовой ответ- ственности. На основании анализа законодательства, судебной практики и доктрины можно выделить определенные тенденции развития гражданско-правовой ответствен- ности за нарушение обязательств. Во-первых, введение в гражданское законодательство принципа добросовестности оказало значительное влияние на правовые нормы, регули- рующие гражданско-правовую ответственность за нарушение обязательств. В работе обосновывается вывод, что эволюция принципа добросовестности участников граждан- ского оборота привела к развитию начал справедливости и соразмерности как основных критериев гражданско-правовой ответственности. Во-вторых, продолжается поиск эффективной модели ответственности, сочетающей стандарты как виновной ответ- ственности, обеспечивающей справедливое воздаяние, так и безвиновной, направленной на достижение справедливой компенсации и распределение убытков за неисполнение до- говора. В-третьих, это тенденция учета предвидимости последствий в конструкции гражданско-правовой ответственности и субъективизации причинной связи. Особенно- стью развития причинно-следственных связей в договорных отношениях является то, что обстоятельства, влияющие на это развитие, проходят через сознание участников договора, и потому они могут с известной степенью вероятности предвидеть право- вые последствия, а также корректировать развитие причинно-следственной связи по- средством предусмотренных договором обстоятельств. В-четвертых, подчеркнута ком- пенсационная направленность мер гражданско-правовой ответственности — защита интереса кредитора в исполнении (performance interest). В-пятых, тенденция развития диспозитивных начал гражданско-правовой ответственности проявляется в том, что стороны вправе по своему усмотрению в установленных законом пределах ограничивать или увеличивать ответственность должника, корректировать условия ее наступления. В-шестых, тенденцией развития института гражданско-правовой ответственности является расширение сферы внедоговорной ответственности и усиление взаимодей- ствия договорной и деликтной ответственности. Расширение сферы внедоговорной ответственности можно проиллюстрировать на примерах рецепции российским граж- данским правом института преддоговорной ответственности (culpa in contrahendo) и попытками судебной практики возмещения «чистых экономических потерь». На основа- © Богданова Е. Е., 2017 * Богданова Елена Евгеньевна, доктор юридических наук, и. о. заведующего кафедрой Московского го- сударственного юридического университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА) bogdanova.ee@yandex.ru 125993, Россия, г. Москва, ул. Садовая-Кудринская, д. 9 № 5 (126) май 2017 LEX RUSSICA 25 Богданова Е. Е. Тенденции развития гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств нии проведенного исследования можно заключить, что рецепция ряда правовых конструк- ций европейского права и адаптирование их к особенностям российского гражданского оборота призвана сформировать новую концепцию гражданского права в целом и инсти- тута гражданско-правовой ответственности в частности, основанных на принципах справедливости, соразмерности и добросовестности.


Автор: Богданова Е. Е.


Рубрика: ТОЧКА ЗРЕНИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.198-206


Читать статью полностью

Аннотация: Несмотря на важность состава преступления для уголовного права, неко- торые аспекты его понимания остаются в эмбриональном состоянии. На сегодняшний день признаками состава преступления традиционно считаются те, которые были вы- делены еще на заре формирования учения о составе преступления. Однако в Особенной части действующего уголовного законодательства отражены такие признаки, которые не вписываются в традиционную схему. В статье определяется их природа. Одни их них не признаются признаками состава преступления. При этом делается вывод, что из Уго- ловного кодекса РФ подлежат исключению указания на возможность (угрозу) причинения вреда (наступления последствий), а также оспаривание соответствующих действий; за- интересованность и побуждения подлежат замене на мотив преступления, а достовер- ная известность — на заведомость. Другие признаки, содержащиеся в Особенной части уголовного законодательства, признаются относящимися к составу преступления. В их число входят такие признаки, как заведомость, осознание и преднамеренность. В рабо- те раскрывается их содержание. При этом указывается, что осознание присутствует в Особенной части уголовного законодательства по причине отсутствия отражения пси- хической деятельности по отношению к соответствующим признакам, не относящимся к субъективной стороне преступления, в Общей части.


Автор: Благов Е. В.


Рубрика: ТОЧКА ЗРЕНИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.198-206


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются эволюция представлений об административ- ной ответственности и тенденции развития данного вида юридической ответствен- ности. В советском и современном российском праве под административной ответ- ственностью понимаются различные правовые явления — административный порядок привлечения к ответственности, ответственность за административные правонару- шения и общая юридическая ответственность за правонарушения, характеризующиеся сущностными отличиями. Так, административный порядок привлечения к ответствен- ности характеризуется назначением наказания в упрощенных процедурах администра- тивным органом, действующим вне поля судебного контроля, и имеет своим предна- значением оперативное обеспечение исполнения нормативных предписаний органов местной и центральной власти посредством карательных мер. В статье отмечается, что начиная с 60-х гг. XX в. в законодательстве предусматривается судебный порядок назначения отдельных взысканий (исправительные работы, административный арест, выселение в специально отведенные местности и др.), устанавливается судебный кон- троль над административными органами при назначении штрафа и определяется при- знак виновности противоправного деяния как основания для ответственности. Тем самым ограничивается применение административного порядка привлечения к ответ- ственности, создаются условия для появления нового механизма — ответственности за административные правонарушения, которая окончательно формируется с систе- матизацией законодательства и принятием Основ законодательства Союза ССР и со- юзных республик об административных правонарушениях и КоАП РСФСР 1984 г. Автор анализирует ключевые понятия, связанные с административной ответственностью, и приходит к выводу о том, что смысловое отождествление советским законодате- лем понятия «административное правонарушение» с понятием «правонарушение», воспринятое в КоАП РФ 2001 г., стало системной ошибкой, которая привела к утрате пределов и критериев регулирования и со временем превратила ответственность за административные правонарушения в общую юридическую ответственность за право- нарушения. Такие изменения деформировали механизмы юридической ответственности и превратили законодательство об административных правонарушениях в платформу для широкого применения несоразмерных санкций. В статье исследуются возможности решения указанной проблемы и выявляется необходимость существенного пересмотра всего законодательства, в том числе уголовного, на основе принципа соразмерности на- казаний.


Автор: Гюлумян В. Г.


Рубрика: ТОЧКА ЗРЕНИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.198-206


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются особенности отмены принудительных мер вос- питательного воздействия в отношении несовершеннолетних, специфика деятельности органов, осуществляющих контроль за применением данных мер и направляющих в суд ходатайство об отмене этих мер. Автор приходит к выводу о необходимости обязатель- ного указания в постановлении суда о применении принудительной меры воспитатель- ного воздействия в отношении несовершеннолетнего на обязанность возложения кон- троля за исполнением данной меры на специализированный государственный орган. Виды и способы корректировки вынесенного судом приговора намного вариативнее, а возмож- ности применения различных инструментов, позволяющих добиться целей наказания с их помощью, гораздо разнообразнее, чем корректировка назначенной принудительной меры воспитательного воздействия. Применительно к принудительной мере воспитательно- го воздействия законодателем предусмотрена лишь их отмена, что не соответствует потребностям сегодняшнего дня. Предлагается расширить полномочия суда по корректировке назначенной принудитель- ной меры воспитательного воздействия и предоставить ему возможность не только от- менять данные меры, но также заменять одну на другую и корректировать их содержа- ние. Необходимо предусмотреть возможность наложения дополнительных требований и ограничений по отношению к уже назначенной принудительной мере воспитательного воздействия в виде ограничения досуга и установления особых требований к его поведе- нию либо смягчение требований к поведению несовершеннолетнего и ограничению досуга как поощрительной меры в отношении несовершеннолетнего, добросовестно исполняю- щего назначенные судом меры воспитательного воздействия в течение определенного времени. Еще одной возможностью корректировки назначенных судом принудительных мер воспитательного воздействия должна стать возможность суда в порядке судебного контроля заменить назначенную ранее принудительную меру воспитательного воздей- ствия другой либо применить ее в дополнение к уже назначенным мерам. Делается вывод о том, что в целях эффективной корректировки назначенных судом принудительных мер воспитательного воздействия в отношении несовершеннолетнего при вынесении обви- нительного приговора в отношении последнего суд должен назначать наказание и осво- бождать несовершеннолетнего от его отбывания, а не выносить обвинительный при- говор без назначения наказания.


Автор: Качалов В. И.


Рубрика: ТОЧКА ЗРЕНИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.198-206


Читать статью полностью

Аннотация: Центральной частью очерка является установление соотношения границ экзистенциального «я» человека и права в свете философии экзистенциализма. При этом обращено внимание на сложившееся к настоящему времени различие между jus и lex. Для философии экзистенциализма это важно, потому что она исследует essential и existential. Точнее – бытие человека, его сущность и существование. Применительно к этому поставлен вопрос о том, существуют ли общезначимые и обязательные основа- ния права или оно есть выражение силы и традиций. С этой целью предпринят краткий экскурс в историю правовой мысли, начиная с античной Греции до наших дней. Философия экзистенциализма — весьма сложный феномен в общей линии познания. В очер- ке дается авторское понимание этого направления. Важное место выделено для харак- теристики феномена свободы. Подчеркивается ограниченный характер интерпретации свободы как познанной необходимости, культивировавшейся в советское время и все еще применяемой и сейчас. Человек, осуществляя свое экзистенциальное «я», реализует собственную свободу, совер- шает поступки, в ходе которых наталкивается на различные барьеры. Стремясь преодо- леть их, человек может причинить вред другим людям. Здесь-то и вступает в действие lex (закон), очерчивающий границы, пределы поступкам.


Автор: Завьялов Ю. С.


Рубрика: ТОЧКА ЗРЕНИЯ


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.122.1.198-206


Читать статью полностью

Авторизация

  Информация для авторов

Уважаемые авторы!

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) прекратил сотрудничество с издательской группой Nota Bene.

Читать полностью