Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM

Статьи в номере 12 за 2018 год

Аннотация: Проведена систематизация направлений государственной политики в сфере обеспечения рационального природопользования по следующим основаниям: 1) по наличию элементов охраны окружающей среды или элементов экологической безопасности; 2) по действиям, отражающим содержание «рациональности»; 3) по возобновимости природ- ных ресурсов; 4) по природному объекту; 5) по компонентам природной среды. Выделенные основания классификации позволили выявить области пересечения в идеях, взглядах на рациональное природопользование, изложенные в многочисленных российских политико- правовых документах экологической направленности, и внутренние противоречия. На политическом уровне рациональное природопользование признано основой долго- срочной экономической устойчивости. Однако его содержание проработано слабо. От- сутствует терминологическое единство в отношении максимально эффективного пользования природной средой. Равнозначно употребляются неодинаковые по сущности термины «рациональное природопользование», «устойчивое природопользование», «не- истощительное природопользование», «экологически безопасное природопользование». Происходит необоснованное смешение вопросов рационального природопользования, ох- раны окружающей среды и обеспечения экологической безопасности. Рациональное приро- допользование не наделяется конкретными правовыми характеристиками. Оно неверно описывается как экологически безопасное или устойчивое природопользование. По причине неполноты и противоречивости государственной политики в сфере рационального природопользования практически отсутствует правоприменительная практи- ка, отражающая реализацию соответствующих политических направлений. Судебное ис- толкование касается только лишь некоторых сторон рационального природопользования или рационального использования отдельных природных ресурсов.


Автор: Лунева Е. В.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.067-082


Читать статью полностью

Аннотация: В статье анализируются новые реалии во взаимоотношениях государствен- ной власти и местного самоуправления, связанные с процессом огосударствления послед- него. Указанная проблема была поставлена автором в докладе на IХ ежегодной Всерос- сийской научно-практической конференции «Актуальные проблемы административного и административно-процессуального права» (Сорокинские чтения), которая состоялась 23 марта 2018 г. в Санкт-Петербургском университете МВД России. В данной статье получили дальнейшее развитие авторские выводы о двух тенденциях в процессе огосу- дарствления: об официальной передаче полномочий от органов государственной власти к органам местного самоуправления и о перераспределении полномочий между органа- ми местного самоуправления и органами государственной власти субъекта Российской Федерации. Если первая, основанная на положениях ч. 2 ст. 132 Конституции РФ, хорошо изучена юристами и активно применяется на практике, то вторая тенденция еще не по- лучила должного рассмотрения в юридической литературе. При этом законодательство уже содержит несколько правовых моделей перераспределения полномочий между органа- ми местного самоуправления и органами государственной власти субъекта Российской Федерации. Автор выделяет три такие модели, условно именуя их как чрезвычайную, федеральную и региональную. В статье раскрывается содержание указанных правовых моделей, показывается их влияние на процесс фактического превращения местного самоуправления в один из уровней исполнительной власти.


Автор: Зубарев С. М.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Статьи в других номерах

Аннотация: Исследуются виды государственной регистрации, проводимой для обеспече- ния частноправовых и публичных потребностей, а также содержание соответствующих административных процедур. Обосновывается вывод о публичном предназначении госу- дарственной регистрации, отнесенной к ве́дению федеральных органов исполнительной власти и иных публичных органов. Особое внимание уделено государственной регистрации гражданско-правовых договоров и публичных сделок. Рассматривается административ- но-правовое содержание государственной регистрации, установленной применительно к объектам интеллектуальной собственности, владению, пользованию и распоряжению отдельными объектами недвижимости, а также движимыми вещами. Проанализирова- ны регистрационные отношения, обусловленные правоохранительными потребностями. Обоснована классификация видов государственной регистрации в зависимости от целе- полагания, существа регистрационных процедур, статуса регистрирующего органа. Подробно рассмотрено содержание административных процедур, возникающих в орди- нарных, или экстраординарных регистрационных отношениях. Особое внимание уделено деликтным отношениям в сфере публичной регистрационной деятельности, опосредованным нарушениями административных процедур органами ис- полнительной власти и уполномоченными ими должностными лицами — «государствен- ными регистраторами прав». Административные процедуры, отнесенные к ве́дению органа публичной регистрации, влекут за собой возникновение, изменение, приостановление или прекращение регистра- ционного отношения и обусловленного им цивилистического или публичного правомочия. Выявление признаков правонарушения, совершенного регистрирующим органом, влечет за собой возмещение им имущественного ущерба, морального или репутационного вреда. Объектом государственной регистрации может быть не только конкретная вещь с ее выраженными имущественными и товарными свойствами, но и нематериальная суб- станция, прежде всего объект интеллектуальной собственности. Публичное предназна- чение государственной регистрации обусловлено защитой непубличных прав и интересов субъекта предпринимательства либо участника некоммерческой деятельности. Подробно рассмотрено содержание административных процедур государственной реги- страции в сфере правоохранительной деятельности.


Автор: Агапов А. Б.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматривается роль некоммерческих организаций в системе государственного управления и уделяется внимание особенностям их административ- но-правового положения. Констатируется повышение роли некоммерческих организаций в системе государственного управления, так как это связано с эволюцией механизма го- сударственного управления, его децентрализации и попытками задействования механиз- мов самоорганизации. В связи с возможностью делегирования ряда публичных полномочий со стороны государства некоммерческим организациям делается вывод об изменении со- става участников, имеющих властные полномочия, в системе государственного управ- ления. Вовлекая в систему государственного управления некоммерческие организации, государство преследует цель снижения «видимой» роли государства в различных сферах экономики и политической сфере. По причине передачи отдельных публичных полномочий государства некоммерческим организациям такие организации будут совмещать в себе разные аспекты юридической природы организаций, в частности гражданско-правовой статус и административно-правовой, которые переплетаются между собой, так как используются одни и те же нормативные правовые акты без учета особенностей право- отношений, в которые вступают соответствующие виды некоммерческих организаций. Разница между правовым положением, правовым статусом некоммерческой организации как участника административных правоотношений и некоммерческой организации как участника гражданских правоотношений заключается в том, что в гражданском праве некоммерческая организация рассматривается как организационно-правовая форма юри- дического лица — участника гражданского оборота, а в административных, администра- тивно-процессуальных отношениях как форма реализации публичных прав граждан в сфе- ре государственного управления, отдельных публичных полномочий государства в сфере государственного управления. Обращается внимание на двойственность правового ста- туса некоммерческих организаций, которая связана в том числе и с разными моментами наступления их правосубъектности. Момент возникновения административной право- способности и дееспособности отличается от аналогичного момента у гражданской правоспособности и дееспособности.


Автор: Спиридонов П. Е.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются конституционно-правовые основы определения системы парламентского права: предметное поле, методы, источники. Констатируют- ся, что правовые нормы, характеризующиеся общими признаками, внутренним единством и отличающиеся от норм других отраслей права, образуют самостоятельную отрасль (подотрасль конституционного) права. На сегодняшний день институты парламентско- го права изучаются в теории государства и права, конституционном (государственном) праве, отчасти в административном праве, выделяют и парламентское процессуальное право. В этой связи в статье отмечается, что развитие демократии и парламентариз- ма, возрастающее значение парламента при реализации принципа разделения властей неизменно ставят перед юридической доктриной задачу обособления парламентского права. Автором обосновывается вывод о том, что конституционное право, как ведущая отрасль публичного права, регулирует те общественные отношения, которые принято именовать базовыми (конституционными), иначе — основополагающими, в каждой из об- ластей жизни. В то время как парламентское право имеет теоретико-правовые предпо- сылки обособления в самостоятельную отрасль (подотрасль конституционного) права, не нарушая органического единства конституционного права. Таким образом, автор счи- тает, что на современном уровне развития демократии можно констатировать нали- чие предпосылок к формированию новой отрасли (подотрасли) права — парламентского права.


Автор: Кошель А. С.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Аннотация: 25 лет воздействия Конституции Российской Федерации на общественные отношения в нашем государстве коренным образом изменили представление о кон- ституции и о конституционном праве. Принятие обществом Конституции Российской Федерации обозначило формальное признание народом прописанных в ней социальных ценностей и общепризнанный международным правом характер правовых принципов, реализующих эти ценности. Основой для конституционного регулирования обществен- ных отношений стали система конституционных принципов, имеющих естественное происхождение. Под естественным происхождением правовых принципов понимается их появление в правовой реальности в результате рациональной деятельности человека, не только в плане легитимации естественных прав, присущих человеку от рождения, но и в рамках их корректирующего воздействия на государственные режимы на пути про- движения гражданских прав и свобод человека. Естественное происхождение конститу- ционных принципов придает объективный характер конституционному регулированию, а их предопределенность и верховенство по отношению к воздействию законодательной деятельности государственной власти позволяет создать конструктивную дихотомию конституционного и законодательного режимов. В теоретико-правовом смысле консти- туционные принципы как регуляторы общественных отношений составляют «право конституции». Его фундаментальную часть составляют базовые конституционные принципы, определяющие основы конституционного строя. В работе определен механизм воздействия конституционных принципов на общественные отношения, отличный от нормативного регулирования: конституционные принципы, в отличие от норм, действу- ющих в полном соответствии со своим содержанием, действуют в определяемой мере своего содержания. Правовое развитие конституционного регулирования возникает в ре- зультате толкования конституционных принципов Конституционным Судом РФ. Орган конституционной юстиции, разрешая дела о конституционности нормативных правовых актов, создает правовые позиции — новые конституционные регуляторы общественных отношений, которые не только корректируют конституционное развитие государства, но и являются правотворческой характеристикой принимаемых решений. Используя кон- струкцию конституционного регулирования, предлагается актуальное осмысление про- блемы конституционной идентичности.


Автор: Ливеровский А. А.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются различные подходы к понятию администра- тивной юрисдикции в современном российском правоведении, анализируются проблемы и противоречия в развитии теории административной юрисдикции в административно- правовой науке. Методологическую основу статьи составили современные достижения теории познания. В процессе исследования применялись теоретические, общефилософские методы (диа- лектика, системный метод, анализ, синтез, дедукция), традиционные правовые методы (формально-логический). Обращаясь к вопросу о понятии административной юрисдикции, автор затрагивает проблему ее субъектного состава и приходит к выводу о признании судов в качестве субъ- ектов административной юрисдикции и о существовании административно-судебной юрисдикции в качестве одной из форм данного правового явления. В связи с этим автор обосновывает точку зрения о необходимости отказа от «узко-широкого» понимания ад- министративной юрисдикции, которое в работе рассматривается не иначе как следова- ние устаревшим стереотипам советской эпохи. Значительный интерес представляет также исследование предметной области адми- нистративной юрисдикции, которая связана с ситуацией правового конфликта. В данном контексте автор затрагивает вопрос о правовой природе деятельности суда по приме- нению мер административной ответственности, полагая, что, с одной стороны, это проявление деятельности, которая может рассматриваться как самостоятельная фор- ма административной юрисдикции. С другой стороны, указанная деятельность является правосудием, в рамках которого реализуется судебная власть. Исследовав административную юрисдикцию в качестве категории, позволяющей рас- крыть содержание и юридическое существо этого вида государственной деятельности, в работе дается определение административной юрисдикции в контексте ее соотноше- ния с судебной юрисдикцией и правосудием.


Автор: Панкова О. В.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются проблемы разграничения контрольно-надзор- ных и регуляторных (нормотворческих) функций между федеральными министерствами и федеральными службами. Анализируя логику разграничения указанных функций в рамках административной реформы, проведенной в России в 2004 г., автор отмечает уменьше- ние влияния коррупциогенных факторов на процесс ведомственного нормотворчества как положительный эффект реформы, с одной стороны, а также снижение оператив- ности в подготовке нормативных правовых актов, негативное влияние разногласий и противоречий между федеральными министерствами и федеральными службами на процесс и результаты нормотворчества — с другой. В статье предлагается ограничи- вать нормотворческие полномочия контрольно-надзорных органов в части принятия ими нормативных правовых актов, регулирующих внешневластные отношения, то есть деятельность подконтрольных объектов, а также регламентирующих процедуру кон- троля (надзора). При этом, по мнению автора, нерационально ограничивать полномочия федеральных служб по принятию нормативных правовых актов, имеющих внутриорга- низационный характер или направленных на регулирование кадровых вопросов и вопросов предоставления социальных гарантий работникам ведомств. Автором формулируется вывод о том, что совершенствование структуры федеральных органов исполнительной власти и разграничения функций между ними должно осуществляться на основе функ- циональных и процедурных реформ, предусматривающих принятие федеральных законов о нормативных правовых актах и о государственном контроле (надзоре). Целесообразно исключить нормотворчество из функций, являющихся основой для выделения типов фе- деральных органов исполнительной власти согласно Указу Президента РФ от 09.03.2004 № 314 «О системе и структуре федеральных органов исполнительной власти».


Автор: Перов С. В.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Аннотация: В настоящем исследовании рассматриваются сложившиеся в юридической науке подходы к определению юридической практики как социально значимой юридической деятельности субъектов. Предлагается авторское социально-философское и юридическое обоснование юридической (административной) практики как средства преобразования действительности, выступая тем самым необходимым социальным, организационным и юридическим средством совершенствования человеческой деятельности по осущест- влению государственного и муниципального управления. Предлагается социально-фило- софское осмысление административной (государственно-управленческой) практики как сформированного результата государственно-управленческой деятельности, возникаю- щего в процессе развития управленческих отношений и влекущего достижение социаль- но полезных целей государственного (муниципального) управления, облеченного в форму административного правового акта или повторяющегося организационного действия органа и (или) должностного лица публичного управления (обыкновения управленческой практики). В ходе исследования предлагается авторское ви́дение форм объективизации административной практики деятельности по осуществлению государственного и му- ниципального управления, которыми выступают эмпирический ненормативный правовой акт и обыкновение управленческой практики. Итогом исследования сущности и форм объ- ективизации административной практики стало определение ее значения для правопри- менительной практики, которая заключается в обязательности практики для субъектов государственного и муниципального управления, которым они адресованы, при осущест- влении внутреннего государственного и муниципального управления. Обязательность эмпирических правовых актов управления для управляемых субъектов в рамках внешнего государственного и муниципального управления является опосредованной постольку, по- скольку они становятся участниками управленческих правоотношений, в рамках которых реализуются положения этих актов. В иных случаях данные акты для управляемых субъ- ектов обязательными не являются. Кроме этого, управляемый субъект не лишается пра- ва действовать в соответствии с положениями закона или подзаконного нормативного правового акта, а не в соответствии с положениями ненормативного правового акта управления, который формально не является нормативным правовым актом, но фак- тически обладает нормативными свойствами. В представленной работе определяется значение обыкновений управленческой деятельности как одной из форм объективизации административной практики.


Автор: Жеребцов А. Н., Павлов Н. В.


Рубрика: ПУБЛИЧНОЕ ПРАВО / JUS PUBLICUM


DOI: 10.17803/1729-5920.2018.145.12.083-089


Читать статью полностью

Авторизация