Научные журналы
Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)


Международное публичное право

Статьи в номере 9 за 2017 год

Аннотация: В статье рассматривается важный теоретический вопрос, который явля- ется отправным и касается подхода к пониманию права евразийской интеграции с точки зрения международно-правовой науки и его места в системе международного права. Нераз- рывно связана с этим и проблема форм институционализации евразийской интеграции. Ос- новной предстает дилемма: является ли современное интеграционное объединение между- народной организацией в ее «классическом» очертании или это специфическое образование, которое не может быть поставлено в один ряд с международными межгосударственными организациями. На первый план в таком ракурсе выступает вопрос о наличии либо отсут- ствии у интеграционных объединений международной правосубъектности. Особый акцент в данной связи получают взгляды, выраженные на этот счет в отечественной доктрине.


Автор: Ануфриева Л. П.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Статьи в других номерах

Аннотация: В первой части статьи рассматриваются основные положения о Суде Евразийского экономического союза (ЕАЭС): порядок его формирования, структура и организация деятельности. Договор о ЕАЭС и иные документы, определяющие статус и мандат Суда, свидетельствуют о том, что госу- дарства учли опыт деятельности Суда Евразийского экономического сооб- щества (ЕврАзЭС) и сформулировали другие правила деятельности нового Су- да, существенно изменили его компетенцию. Во второй части говорится о процессе интеграции и правосубъектности международных интеграцион- ных объединений, формировании наднациональных институтов и особого правопорядка организации интеграции. Обозначены показатели интеграции, которые позволяют оценить возможности судебного органа международ- ного интеграционного объединения для ее укрепления и развития. Все орга- ны ЕАЭС обязаны содействовать достижению заявленных целей, в том числе формированию единого рынка товаров, услуг, капитала и трудовых ресурсов в рамках ЕАЭС. Конечно, большое значение для определения роли Суда ЕАЭС в процессе развития евразийской интеграции будет иметь судебная прак- тика, которая только формируется, и те доктрины, которые будут воспри- няты Судом ЕАЭС. Сильный и независимый суд — важная часть архитектуры любой международной организации, тем более той, которая провозглаша- ет цели интеграции. Практика свидетельствует, что в настоящее время действия международных судов, особенно в объединениях региональной ин- теграции, не только являются собственно юридическими действиями, но и имеют политическое значение для укрепления интеграции. Поэтому в тре- тьей части рассматриваются возможности, проблемы и перспективы дея- тельности Суда ЕАЭС в свете развития евразийской интеграции. Они касают- ся толкования норм права ЕАЭС, возможности судебного нормотворчества, сужения компетенции нового Суда по сравнению с Судом ЕврАзЭС, проблем судебной защиты прав человека, необходимости взаимодействия с националь- ными судами, конкуренции форумов по разрешению споров, справедливости международных судебных решений и их исполнения на национальном уровне.


Автор: Н. А. Соколова


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Последние 10 лет стали настоящим испытанием для права международной ответственности, в особенности для института от- ветственности государств и международных организаций за неправомер- ное применение силы. Особую озабоченность вызывает все чаще приме- няемая западными государствами, в особенности США, практика «плате- жей ex gratia». Данные выплаты представляют собой средство удовлет- ворения материальных претензий со стороны граждан тех государств, где происходят вооруженные конфликты, которые пострадали от агрес- сивных действий солдат западных армий. Подобные платежи, несмотря на видимость дружественности и сочувствия, на самом деле являются весьма опасной практикой, поскольку фактически представляют собой действия вне международно-правового поля. Платежи ex gratia дают госу- дарству-правонарушителю возможность «откупиться» от пострадавших граждан, не признавая при этом формально свою вину и освобождая себя от любых дальнейших претензий в рамках реализации «традиционной» международной ответственности государств, развитие которой и без того осложнено многочисленными проблемами. В доктрине международного права, в особенности отечественной, феномен платежей ex gratia практи- чески не рассматривался, поскольку в последние годы исследователи в ос- новном концентрируют свое внимание на тех формах реализации между- народно-правовой ответственности, которые были закреплены в Проекте статей об ответственности государств за международно-противоправ- ные деяния 2001 г. и в Проекте статей об ответственности междуна- родных организаций 2011 г., а именно на компенсации, реституции и сатис- факции. Однако при сегодняшних темпах внедрения западными государства- ми практики платежей ex gratia перспективы развития данных форм вы- глядят весьма туманно, поскольку такие выплаты гораздо предпочтитель- нее для государств, чем разбирательство в органе международного право- судия, где после вынесения решения обязательным является признание го- сударством-агрессором своей вины. Именно поэтому представляется важ- ным привлекать внимание как можно большего числа специалистов, в осо- бенности представляющих российскую правовую школу, к данной проблеме.


Автор: К. Л. Сазонова


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Статья посвящена анализу международно-правовых аспектов охраны мор- ского биоразнообразия и его основного компонента — морских охраняемых районов (МОР). Предлагается международно-правовое определение понятия МОР. Анализируются содер- жащиеся в законодательстве государств определения МОР. Рассмотрены причины и осно- вания для установления таких районов. Подробно рассмотрены виды МОР. Отмечается, что в настоящее время можно выделить следующие виды: морские заповедные зоны; особо уязвимые морские районы; районы охра- ны всемирного культурного наследия; охраняемый район или район, в котором необходи- мо принимать специальные меры для сохранения биологического разнообразия; непосред- ственно морские охраняемые районы. Анализируются положения международных договоров, а также актов рекомендательно- го характера, предусматривающих возможность и необходимость установления МОР. Значительное внимание уделено рассмотрению вклада ООН в развитие института МОР. Отмечена большая роль Генерального секретаря ООН в процессе определения роли МОР в деле сохранения морских живых ресурсов и биоразнообразия. Приведены и рассмотрены резолюции Генеральной Ассамблеи ООН. Отмечено, что особое внимание необходимо уде- лить принятой в 2015 г. Резолюции «Разработка на основе Конвенции ООН по морскому праву международного юридически обязательного документа о сохранении и устойчивом использовании морского биологического разнообразия в районах за пределами действия национальной юрисдикции». В ходе разработки юридически обязательного документа бу- дут рассмотрены проблемы учреждения МОР. Помимо ООН, исследована деятельность других международных межправительственных организаций: ФАО, ЮНЕСКО, НЕАФК по различным проблемам МОР. Приведены примеры создания МОР в водах, находящихся под юрисдикцией ряда государств: Канады, США, Японии, Мексики и Кубы. Отмечены и проанализированы национальные нор- мативные правовые акты, в соответствии с которыми были установлены такие районы. Отдельное внимание уделено деятельности АНТКОМ по созданию МОР в зоне регулирова- ния Конвенции о сохранении морских живых ресурсов Антарктики 1980 г. Отмечено, чтоэта организация активно принимает различные меры по установлению таких районов. Проведен анализ принятых АНТКОМ решений. По итогам рассмотрения указанных проблем авторами предложено разработать и при- нять на международном уровне кодекс о правовом положении МОР.


Автор: К. А. Бекяшев, Д. К. Бекяшев


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: В статье анализируются правовые (международно-правовые) вопросы Нюрн- бергского процесса, который стал эпохальным мировым событием правовой цивилизации. Он не только подвел и юридически закрыл итоги Отечественной войны, где Советский Союз сыграл главную роль в разгроме германского фашизма, но и послужил основой рож- дения нового международного правопорядка в мире, заложил основу правовой цивилиза- ции — права и свободы личности. Кроме того, результаты Нюрнбергского трибунала, закрепленные Генеральной Ассамблеей ООН в качестве общепризнанных принципов меж- дународного права, выдержали испытание временем. В статье определена главная заслуга военного трибунала, его историческая миссия — международное осуждение фашизма как государственной идеологии и политики, при- знание агрессивной войны тягчайшим международным преступлением, обоснование уголовной ответственности руководителей государства за развязывание и признание преступлениями конкретных организаций, сыгравших роковую роль в беспрецедентной эскалации насилия и вандализма. Отмечается, что Нюрнбергский процесс способствовал недопущению в Новейшей исто- рии глобальных международных конфликтов, которые могли обернуться всемирным ядер- ным апокалипсисом. К сожалению, сегодня нельзя не видеть того, что на рубеже XX—XXI веков мировое со- общество сталкивается с серьезными угрозами и вызовами, значительную опасность представляют собой попытки ревизии итогов Второй мировой войны, моральной, поли- тической и правовой реабилитации главарей фашистского государства и ревностных ис- полнителей их преступной воли. Этого нельзя допустить. Сегодня важно сделать все возможное для упрочения и возвышения авторитета междуна- родного права как необходимой основы и развития цивилизованного мирового сообщества.


Автор: Нечевин Д. К.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: В современную эпоху глобализации стремительно возрастает роль между- народного правового регулирования различных групп отношений. Активизировались дис- куссии о появившемся в сфере международных отношений явлении наднациональности и его соотношении с категорией государственного суверенитета. Данное явление про- воцирует немало изменений в сфере правового регулирования отношений в общемировом масштабе. Что касается вопроса влияния наднациональности на суверенитет государ- ства, то автор заключает следующее. Наблюдая передачу государствами — членами международной организации в результате «наднационализации» лишь некоторых своих суверенных полномочий органам этой организации, мы становимся свидетелями дефор- мации представления о священности и абсолюте государственного суверенитета в его классическом понимании. Как следствие, существует риск фактического ограничения су- веренитета государства с точки зрения его полноты и абсолюта. В результате анали- за позиций исследователей по изучаемой проблематике и выявления основных признаков надгосударственности (наднациональности) сделан вывод, что из двух существующих моделей наднациональности предпочтительной является неинституциональная, кото- рая олицетворяет собой, с точки зрения автора, внеорганизационно-договорную форму международной интеграции. В настоящее время наблюдается тенденция увеличения роли и влияния международного права на национальные правовые системы не только в сфере торгового регулирования, но и в иных областях (например, в сфере обращения с отработавшим ядерным топли- вом и радиоактивными отходами). В результате происходит унификация существующих правовых систем, способствующая умалению уникальности и идентичности государств и народов, которые являются неотъемлемым условием обеспечения их национальной без- опасности в современном мире. Наднациональное правовое регулирование происходит, в частности, под эгидой защиты прав и свобод человека. Однако такой лозунг, по всей видимости, служит лишь формальной вывеской международного правового движения и не имеет права на существование ввиду неразрывности и равноценности трех групп интересов «личность — общество — государство». Автор статьи приходит к следую- щему выводу: чтобы противостоять указанным процессам, исключающим прогрессивное развитие стран и народов и их процветание, государствам необходимо обеспечить раз- умное сочетание средств национального и международного правового регулирования, не допускающее смешения сфер их действия, и разработать внутренние механизмы защи- ты прав и интересов субъектов общественных отношений. regulation takes place, inter alia, under the auspices of protection of human rights and freedoms. However, such a slogan apparently serves only as a formal facade of an international legal movement, and, apparently, it has no right to exist because of an equal and indivisible existence of three groups of interests "personality-society-state". The author concludes: to resist the named processes that exclude the progressive development of countries and peoples and their prosperity, states should ensure a reasonable combination of tools of national and international legal regulation that do not allow mixing spheres of their actions, and to develop internal mechanisms for protecting rights and interests of participants of social relations.


Автор: Бырдин Е. Н.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Предметом настоящей статьи является изучение международно-правовых основ оказания правовой помощи по гражданским и торговым делам между Российской Федерацией и Французской Республикой. Анализируются три основные группы источников международно-правового регулирования. К первой относятся договоры, охватывающие практически все аспекты правовой помощи по гражданским и иным категориям дел. Вто- рую группу составляют международные договоры, регламентирующие отдельные виды и/или формы правовой помощи. К третьей группе относятся международные акты, непо- средственно регулирующие другие вопросы, но содержащие отдельные нормы об оказании правовой помощи. На основе проведенного анализа сделаны выводы о том, что договор- ные отношения в рассматриваемой сфере имеют давнюю историю и характеризуются устоявшимися правовыми связями, однако вопросы оказания правовой помощи урегулиро- ваны фрагментарно, поэтому международное договорное сотрудничество нуждается в дальнейшем развитии и совершенствовании. Поскольку Российская Федерация и Фран- цузская Республика относятся к государствам романо-германской системы права, наи- более приемлемым вариантом взаимного сотрудничества может являться заключение двустороннего договора, охватывающего основные виды и формы оказания международ- ной правовой помощи. Правовое сотрудничество может быть продолжено и с учетом подхода к этому вопросу Европейского Союза.


Автор: Лиц М. О.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: На современном этапе развития международного сообщества важной про- граммой для государств было и остается обеспечение населения и санитарии безопас- ной питьевой водой. Разработанная в рамках Организации Объединенных Наций про- грамма «Вода для жизни» охватывает широкий диапазон стратегических направлений, рекомендованных для реализации государствами. В статье подробно рассматриваются международные стандарты, закрепленные в международных соглашениях по охране и ра- циональному использованию водных ресурсов, вопросы расширения международного со- трудничества государств по проблемам, связанным с водными ресурсами на всех уровнях. В связи с созданием в системе ООН Механизма «ООН — водные ресурсы», а также двух Десятилетий «Вода для жизни» (1981—1990, 2005—2015), анализируется выполнение на- меченных мероприятий, принятие на Саммите тысячелетия новой программы по устой- чивому развитию до 2030 года, в том числе в отношении водных ресурсов. В статье подвергнуты исследованию международные соглашения по трансграничным водным ресурсам, в том числе новая разработка Комиссии международного права по трансграничным водным горизонтам. В связи с участием Российской Федерации во многих международных соглашениях по водным ресурсам автором рассмотрены Водная стратегия России 2009 года, Водный кодекс, ее це- левая программа «Чистая вода», рассчитанная на 2 этапа: 2009—2012 и 2013—2017 гг.


Автор: Валеев Р. М.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: В последнее время вопросы предотвращения нарушений прав человека при- влекают пристальное внимание мирового сообщества. Детальная проработка в прак- тике международных органов по правам человека основных параметров общего междуна- родного обязательства государства предотвратить нарушения прав человека, а также межгосударственные дискуссии по разработке концепции ответственности по предот- вращению нарушений прав человека свидетельствуют о формировании в современном международном праве нового одноименного принципа — принципа ответственности по предотвращению нарушений прав человека. Целью настоящей статьи является исследо- вание правового закрепления, содержания и правовой природы указанного принципа. Для достижения поставленной цели в статье: 1) выявляются и анализируются основные па- раметры международного обязательства государства предотвратить нарушения прав и свобод человека в таких отраслях международного права, как международное право прав человека, международное уголовное право и международное право вооруженных конфликтов; 2) посредством сравнительно-правового анализа международных догово- ров и практики международных органов обосновывается межотраслевой и общепризнан- ный характер рассматриваемого формирующегося принципа международного права; 3) проводится анализ основных спорных моментов проводимых в рамках международных органов дискуссий по выработке содержания концепции ответственности по предот- вращению нарушений прав и свобод человека. Результатом проведенного исследования становится вывод о необходимости кодификации норм о предотвращении нарушений прав человека в современном международном праве на основе, в частности, обобщения соответствующей международной практики, обладающей достаточным единообра- зием для признания факта зарождения нового межотраслевого принципа современного международного права — принципа ответственности по предотвращению нарушений прав человека.


Автор: Липкина Н. Н.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Первые международно-правовые акты универсального масштаба, имевшие целью ограничение права государств на войну, начали разрабатываться лишь в конце XIX — начале XX в. Автор проводит юридический анализ всех таких международно-право- вых актов, уделяя особое внимание Уставу Лиги Наций, принятому в 1919 г., где содержа- лись весьма существенные ограничения традиционно признававшегося права государств на войну. Тем не менее логическое толкование Устава Лиги Наций приводит к выводу о наличии в нем своего рода процедурной уловки, использование которой открывало перед государствами широкие возможности для обращения к войне. Рассматривая Парижский договор об отказе от войны в качестве орудия национальной политики 1928 г. (Пакт Бриана — Келлога) как первый универсальный международный договор, установивший запрет агрессивной войны, автор обращает особое внимание на его существенные недостатки, один из которых состоял в том, что упомянутый запрет касался исключительно войны в собственном смысле этого слова, тогда как иные формы применения вооруженной силы в международных отношениях государств оказались, по сути, вне сферы его действия. Указанное обстоятельство обусловило необходимость выработки определения агрессии и закрепления такого определения в международном акте. Предпринятые в этом направлении усилия также нашли освещение в данной ста- тье. Обстоятельному исследованию подвергаются и другие (помимо двух вышеупомя- нутых) многосторонние, а также двусторонние международные договоры, открывшие путь к формированию принципа неприменения силы в международных отношениях, за- крепленного впоследствии в Уставе ООН. Кроме соответствующих международных норм, предметом исследования стали и доктринальные разработки, в частности те, которые относятся к периоду зарождения науки международного права и свидетель- ствуют о постепенном укоренении в правосознании идеи о необходимости ограничения права государств на войну.


Автор: Ильинская О. И.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Идущий уже более 25 лет процесс распространения международных судов привел к появлению весьма обширных эмпирических данных, которые позволяют не только оценить корректность тех или иных теорий и концепций, пытающихся объяснить это яв- ление, но и подвести некоторые итоги деятельности международных судов, выявить их общую специфику, а также обосновать появление некоторых новых тенденций в между- народном правосудии. Автор исходит из того, что хаотичный характер процесса появле- ния международных судов является следствием объективных реалий современного меж- дународного права, вызванных отсутствием единого мирового законодателя и наличием вместо него суверенных государств со своими динамично меняющимися приоритетами и интересами. Сегодня представляются более чем утопичными любые предложения вы- строить централизованную систему международных судов, аналогичную национальной судебной системе, либо хотя бы некое подобие судебной иерархии среди международных судов во главе с Международным Судом ООН. На практике конкретный международный суд создается только тогда, когда для создающих его государств баланс тех выгод и пре- имуществ, которые они получат от его создания, перевешивает (как им кажется) те минусы и ограничения, которые появляются после создания этого суда. При этом процесс создания судов не поддается формализации, и в каждом конкретном случае государства действуют путем проб и ошибок, используя для контроля судов уже апробированный на практике набор мер. Среди государств меняется отношение к конкуренции юрисдикций международных судов и приходит понимание, что эту конкуренцию нужно поощрять. Конкуренция международных судов является частью механизма сдержек и противовесов, который стихийно складывается сейчас на международном уровне. В этой конкуренции каждый суд действует сам за себя, а ожидаемое многими глобальное сообщество судей так и не появилось. Концептуально и фактически неверно называть цитирование одни- ми судами решений других судов диалогом, так как на самом деле в абсолютном боль- шинстве случаев это одностороннее цитирование региональными, малоизвестными или только что созданными судами решений наиболее известных и авторитетных судов, и не в целях обмена мнениями, а преимущественно для усиления легитимности своих решений в глазах их адресатов.


Автор: Исполинов А. С.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются вопросы международной правосубъектности Ев- разийского экономического союза (ЕАЭС) и формирования права ЕАЭС. Последний учрежден международным договором, на основе анализа содержания которого очевидно, что полно- мочия ЕАЭС и создаваемый им правопорядок отличает Союз, хотя и представляющий со- бой объединение суверенных государств, от многих известных международных межпра- вительственных организаций. Приведенные в статье точки зрения о типе организации ЕАЭС отражают сложную структуру современных международных отношений, регули- руемых международным правом, попытку на основе известных правовых конструкций объяснить не совсем привычные феномены. В основе деятельности в рамках компетен- ции Союза лежат принципы, которые условно можно разделить на три группы, что объ- ясняет международно-правовой характер ЕАЭС и способствует развитию интеграции, одновременно защищая суверенитет государств. Принципиальным вопросом при созда- нии интеграционного объединения является вопрос о передаче государством полномочий такому объединению. В статье анализируется практика передачи полномочий на основе конституций государств — членов Союза и актов конституционного контроля. Регио- нальная экономическая интеграция эволюционирует путем проведения скоординирован- ной, согласованной или единой политики в отраслях экономики, определенных Договором о ЕАЭС и международными договорами в рамках Союза. Право ЕАЭС, которое образуют До- говор о ЕАЭС; международные договоры в рамках Союза; международные договоры Союза с третьей стороной; решения и распоряжения Высшего Евразийского экономического сове- та, Евразийского межправительственного совета и Евразийской экономической комиссии, требует анализа в отношении нескольких важных аспектов: соотношения с международ- ным правом, иерархии источников и разрешения коллизий, роли актов Суда ЕАЭС, места в системе права ЕАЭС норм так называемого «мягкого» права.


Автор: Соколова Н. А.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Работа посвящена анализу метода интеграции как способа, приема и сред- ства, направленного на решение задач и реализацию целей правовой конвергенции, основной из которой является достижение сближения, созвучности правовых систем государств с разной степенью конкретизации. Процессы сближения и универсализации правового регулирования в международном праве реализуются с помощью различных методов — унификации, гармонизации, модельного нормотворчества и самого про- двинутого на сегодняшний день метода — интеграции. В конвергенционных процес- сах международное право играет ведущую роль, являясь необходимым правовым зна- менателем для правовых систем государств. Первой стадией на пути к построению универсализированного единого правового пространства является гармонизация с со- ответствующим ей методом; затем следуют правовая унификация и модельное нор- мотворчество, которые значительно ближе к обозначенной цели; затем, для готовых к созданию союзов и сокращению объема суверенитета, наступает эра интеграции. Термин «интеграция» многогранен, а в самом общем виде применим к характеристике процессов конвергенции, происходящих наряду с процессом дивергенции. В основе сво- ей интеграция имеет социальную природу. Исследование проблемы интеграции в рам- ках науки международного права связано с пониманием, осознанием интеграционных процессов — их причин, форм, целей и направлено на то, чтобы выявить в них общие тенденции, связанные также с причинами, детерминирующими фактами, основными чертами данного феномена. Применительно к международному праву интеграция пред- ставляет собой более высокий уровень взаимодействия между государствами и иными субъектами, когда участники данного процесса отчуждают часть своего суверенитета в пользу наднациональных органов. Интеграция как метод до настоящего времени ком- плексно не подвергалась каким-либо серьезным исследованиям в рамках науки междуна- родного права. Автором предложено собственное понимание термина «интеграция» и сопутствующих ей категорий.


Автор: Безбородов Ю. С.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: В статье через призму права международной ответственности анализи- руется первое решение Суда ЕАЭС, вынесенное по межгосударственному спору по вопросу соблюдения государством-членом своих обязательств по праву Евразийского экономиче- ского союза. Приводятся как позитивные аспекты решения, выразившиеся в прояснении Судом ряда важных положений права Союза, так и критические замечания, касающиеся, во-первых, использования Судом оригинальной, но малоудачной с юридической точки зре- ния формулировки «исполнение не в полном объеме»; во-вторых, умышленного оставления за скобками судебного акта какой-либо фактуры, что, с одной стороны, превратило реше- ние по спорному делу фактически в консультативное заключение, с другой — лишило Суд хорошей возможности внести вклад в дискуссию относительно разграничения закончен- ных и длящихся деяний, что имеет значение как для вопросов приемлемости дел с точки зрения условия ratione temporis, так и с точки зрения права международной ответствен- ности (в том числе в плане определения последствий нарушения — прекращение или ре- ституция). В статье высказывается мнение, что Суду все же следовало бы рассмотреть вопрос о приемлемости дела с точки зрения темпоральной юрисдикции, придя к выводу о наличии таковой по причине незаконченного (длящегося) на момент вступления Дого- вора о ЕАЭС в силу характера предполагаемого нарушения правила о взаимном признании решений таможенных органов.


Автор: Кожеуров Я. С.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Право на охрану здоровья является неотчуждаемым правом каждого чело- века, поскольку само здоровье — необходимое условие его биологического существования и, кроме того, во многом определяет возможность социализации индивида. Осознавая данный факт, большинство современных государств закрепили право на охрану здоровья (в том или ином понимании) в основных законах своих стран. При этом подобное юридическое оформление далеко не всегда означает возможность действительной реа- лизации права на охрану здоровья, чему в немалой степени способствуют политические, экономические и культурные условия той или иной страны. Слаборазвитая экономика, по- литическая нестабильность, низкий уровень грамотности населения в целом ряде реги- онов Земного шара не позволяют в должной мере обеспечивать право на охрану здоровья широкому кругу стран. Однако это не лишает их возможности реализовать данное право для населения своих стран, используя универсальный механизм международно-правового сотрудничества. Обозначенный механизм рассматривается в качестве самостоятельного механизма ре- ализации права на охрану здоровья. В статье представлена теоретико-правовая аргу- ментация данного положения. Сделан вывод о том, что в целом механизм международ- но-правового сотрудничества представляет собой комплексное правовое образование, состоящее из двух компонентов: институционального (организационно-структурного) и правообеспечительного. Данный механизм применительно к охране здоровья подвергнут в работе всесторонней характеристике. В исследовании использованы методы логическо- го обоснования, предметного сопоставления, языкового (лингвистического) анализа и др. Анализ структурных составляющих (в своей основе представляющих авторское ви́дение проблемы), а также практики функционирования механизма международно-правово- го сотрудничества в области обеспечения права на охрану здоровья позволил выделить его специфические особенности, главными из которых являются: всеохватывающий ха- рактер, обособленность юридического инструментария, гибкость правового режима, универсальность, высокая степень взаимозависимости субъектов сотрудничества. Ме-ханизм международно-правового сотрудничества рассматривается как действенный ин- струмент реализации права на охрану здоровья, а сфера охраны здоровья — как основа для установления международного сотрудничества в других областях.


Автор: Воронцов А. Л., Воронцова Е. В.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: Состояние окружающей среды в целом и негативное воздействие на нее во- оруженных конфликтов в частности, являются вопросами, требующими решения. Вли- яние данных факторов на права человека очевидно. Целью настоящей статьи является анализ норм международного права и практики для определения возможности защиты касающихся окружающей среды прав человека в связи с вооруженными конфликтами. Анализ международно-правовых норм показывает дефицит специальных норм, предус- матривающих защиту касающихся окружающей среды прав человека в связи с вооружен- ными конфликтами. Объем норм международного права, предусматривающих прямую защиту права человека на здоровую окружающую среду, крайне ограничен. В основном они представляют собой нормы «мягкого права» и не обладают юридически обязатель- ной силой либо же в самых общих формулировках закреплены в отдельных региональных инструментах. Существующее состояние международно-правового регулирования данного вопроса дик- тует необходимость обращения к практике международных судебных и несудебных орга- нов. В данном контексте практика Африканской комиссии по правам человека и народов, Межамериканской комиссии по правам человека, Европейского Суда по правам человека, а также акты, принятые конвенционными органами по правам человека, касающиеся за- щиты отдельных прав человека вследствие причинения ущерба окружающей среде, мо- гут быть релевантными. Анализ такой практики и актов показывает, что защита ка- сающихся окружающей среды прав индивида возможна в контексте других прав человека, а именно: права на жизнь, права на достаточный жизненный уровень, права на наивысший достижимый уровень здоровья, права собственности и др. В целом защита касающихся окружающей среды прав человека в контексте других прав человека возможна и в условиях вооруженных конфликтов с учетом особенностей послед- них. Следовательно, такой подход может обеспечить защиту касающихся окружающей среды прав человека в связи с вооруженными конфликтами.


Автор: Маммадов У. Ю.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Аннотация: В статье рассматриваются международные экономические ограничения, введенные Советом Безопасности ООН и отдельными государствами в отношении КНДР в связи с реализацией ядерных программ Северокорейским государством; анализируются причины нераспространения ограничений на российско-северокорейский проект «Хасан- Раджин» по поставкам угля в целях экспорта из порта Раджин (Расон) в Китай и Республи- ку Корея; рассмотрены перспективы формирования и развития международных транс- портных коридоров во взаимосвязи с интеграционными процессами в дальневосточном регионе; выявлены интересы государств (России, КНР, Республики Корея), затронутые введением ограничительных экономических мер против КНДР; выяснены особенности ре- ализации проекта в связи с вопросами погашения внешнего долга КНДР перед Российской Федерацией; предложено авторское ви́дение решения северокорейской проблемы и разви- тия российско-северокорейского сотрудничества по реализации новых проектов.


Автор: Батырь В. А.


Рубрика: Международное публичное право


DOI: 10.17803/1729-5920.2017.130.9.116-126


Читать статью полностью

Авторизация

  Информация для авторов

Уважаемые авторы!

Университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА) прекратил сотрудничество с издательской группой Nota Bene.

Читать полностью